Главы родовых угодий Югры рискуют пострадать от введения нового Лесного кодекса

18:48 08.08.2013 Югра 3202 просмотров
Фото: СургутИнформТВ

    Похоже, конфликты, связанные с введением нового Лесного кодекса, будут в ближайшие годы только набирать обороты — еще далеко не все разобрались в тонкостях документа, и очень многие россияне в ближайшее время будут с удивлением выяснять, что больше не имеют права, например, заходить в соседний лес. Ненецкий поэт, писатель и общественный деятель Юрий Айваседа, его в Югре знают как Юрия Вэллу, пытается доказать, что Лесной кодекс — документ антиконституционный и кроет в себе прямую угрозу для коренных жителей. В Югре традиционно действуют соглашения о родовых угодьях, но теперь они ничего не гарантируют ханты, ненцам и манси. Оленеводство становится практически невозможным и бесперспективным занятием.

     «И что вы предлагаете? На этом участке не вести лесное хозяйство?», — спрашивает лесник.

     «Да там леса нет!», — отвечает Юрий Айваседа.

     «Мне надо обследовать горельники. Я вот сейчас обследую, а там дальше видно будет», — парирует мужчина.

    Лесник делает свою работу, он убежден в ее полезности и необходимости и не понимает озабоченности главы родового угодья. Вэлла же с завидным упорством пытается всем своим и постоянным, и неожиданным соседям объяснить законы совместного существования. Внезапная санитарная вырубка горелого леса может навредить ему гораздо больше, чем сам пожар. Во-первых, потому что может совпасть с периодом гона или отела животных. Во-вторых, по не вовремя проложенной дороге могут уйти олени как его, так и соседские. В-третьих…

     «Я боюсь, что под маркой того, что вырубается якобы горельник, Когалымское лесничество может замахнуться на здоровый, на оставшийся живой лес. Вот тогда это будет настоящее кощунство. Где же тогда оленям-то жить?», — рассказал глава родового угодья.

    В марте этого года последовало первое письмо губернатору Югры, в котором Юрий Айваседа просит не вырубать участок, крайне важный для естественного цикла ведения оленеводства: ответ его не удовлетворил. Во втором письме к Комаровой он потребовал провести экологическую и этнологическую экспертизу сгоревшего участка. Власти среагировали и на участок земли, который вот уже много лет делят семья оленевода и нефтяная компания «ЛУКойл», прислали комиссию. Писатель очень хорошо к ней подготовился. Чтобы доказать, что ему больше негде пасти оленей, он показал членам комиссии «запасное пастбище», которое, по его словам, было загажено еще 10 лет назад. А затем, дабы убедить, что и на горельники может вернуться жизнь, оленевод привез комиссию на место пожара 19-летней давности: «Вот ягель новый растет, брусника».

    А вот и та самая сгоревшая грива, за которую так беспокоился Юрий Айваседа. «Земля любви» — так называет хозяин это место, потому что в августе здесь у оленей проходит гон.

     «Под „землёй любви“ есть месторождение, там предполагаются работы. Нынче уже представители «ЛУКойла» приезжали, пытались оговаривать условия. Но я им так и сказал: «Запасное пастбище уничтожено, мне откочёвывать негде», — сообщил Юрий Айваседа.

    Пока очередные переговоры с нефтяниками в самом начале, а вот от членов комиссии хозяин получил все ответы на поставленные вопросы.

     «Здесь я наметила сплошную санитарную рубку в этом погибшем участке, но раз хозяин угодья ратует за то, чтобы оставили в целях каких-то, для него приемлемых, чтобы не нарушили экологию, не нарушили почву — ради Бога. Пусть он стоит, этот участок, нам он не нужен. Раз он так хочет сохранить природу в первозданном виде, как естественный пожар, как естественный природный катаклизм, пусть, ради Бога, будет. Тут нет конфликта никакого», — отметила инженер-лесопатолог Людмила Жмачевских.

     «Здесь рубка и вывозка неэффективны ни для кого. Тем более, если Юрий Кылевич так против этой рубки. Да мы и не намечали даже эту рубку. Здесь даже ещё и лесопатологическое обследование не проведено. Тем более, если мы и выставляем лес на аукцион, мы обязательно согласовываем это с членами родового угодья», — сообщил начальник территориального отдела «Сургутское лесничество» департамента природных ресурсов и несырьевого сектора экономики Югры Михаил Продан.

    На территории округа действуют соглашения между аборигенами, органами власти Югры и недропользователями, которые пока хотя бы частично регулируют взаимоотношения и позволяют найти компромисс. Благодаря им ханты, манси, ненцы, по сути, смогли сохранить себя как этнос. Теперь пришло время изучать Лесной кодекс, и пока оленеводы убеждены, что этот документ — действенный механизм для ущемления их конституционных прав.

     «В Конституции, по-моему, в 9 статье написано, что земля может быть в частной собственности, в муниципальной, региональной и в федеральной. И там ещё есть одна фраза — «и в других формах». В Лесном кодексе чётко написано, что та земля, на которой произрастает лес, — это собственность Гослесфонда. А Гослесфонд — это федеральная структура. То есть федеральная власть присвоила землю, которая по Конституции могла быть частной, муниципальной или региональной», — рассказал Юрий Айваседа.

     «На данный момент законодательно не закреплена обязанность согласовывать проведение каких-либо мероприятий на территории проживания малочисленных народов севера. Будет ли это в будущем сделано — я это не могу прокомментировать. Это будет зависеть, наверное, от региональных или от федеральных властей. Однако, мы знаем практически всех жителей, всех глав родовых угодий, которые у нас здесь проживают, в случае чего — они всегда к нам выходят. Если, допустим, будет назначаться рубка, мне как лесничему просто будет неудобно не сообщить об этом главе родового угодья, не посоветоваться с ним», — сообщил участковый лесничий Когалымского участкового лесничества территориального отдела «Сургутское лесничество» Евгений Платонов.

    Однако, инцидент на родовом угодье 43 как раз и возник, что с хозяином — не посоветовались. На этот раз оленевод удовлетворен результатами переговоров. Но если очистить мусор и не трогать горельник — это проблемы решаемые, то вопрос — как жить вместе нефтянику и оленеводу — остается открытым. На взгляд Айваседы, Лесной кодекс может значительно облегчить работу промышленников и усложнить жизнь аборигенов.

Ольга Корниенко

Подпишитесь и читайте Новости Сургута в ленте Яндекс.Дзен!
Комментарии: 1
В Томской области например сами поджигают слегка лес, а потом под видом горелого вырубается кедрач наилучшего качества и занимаются всем этим китайцы.Местные жители которые там прожили всю жизнь, не везде могут в лес зайти так как ни с того ни сего территория вдруг стала частной

# portmen 09.08.2013 07:32:55 0

НАВЕРХ