Обитатели сургутских домов-призраков. Почему люди терпят неудобства, но не переезжают в предлагаемое властями жилье?

21:04 01.12.2017 4803 просмотров
Одна дома! Семейный конфликт не позволяет 84-летней женщине переехать из аварийной двухэтажки. Деревяшка на Рабочей, 47 была признана непригодной для проживания несколько лет назад: 21 семья за это время переселилась в благоустроенное жилье. Все уехали, а Клавдия Семенова была вынуждена остаться. В квартире она только прописана. Права на собственность принадлежат ее собственным детям и детям бывшего мужа. А в России, как известно, имущественные споры родственников выливаются в такие драмы, что и Шекспиру не снилось.

«Сама эта женщина прописана у собственников, но собственники не приняли решение либо о приобретении другого жилого помещения, либо о получении выкупной цены. Все дело в том, что между ними ведется спор с момента расселения с 2014 года, уже три года, больше даже, они не могут прийти к одному мнению. Потому что, у одного собственника доля собственности — одна вторая квартиры, у другого — одна третья. Мы провели оценку жилого помещения. Получается, что один собственник должен получить 1млн 280 тыс рублей, а другой — 530 тысяч рублей. Того, кто получает меньше, его эта сумма не устраивает. С данной стоимостью собственники не согласны. На предварительном судебном решении принято решение о том, чтобы провести дополнительную экспертизу стоимости жилого помещения. Но мы же понимаем — когда дом признан аварийным, находится в таком ветхом состоянии, небезопасном для проживания, стоимость данного помещения никак больше уже быть не может», — описала ситуацию начальник отдела организации управления и ликвидации ветхого жилья Администрации Сургута Елена Абросимова.

Очевидно, что пенсионерка оказалась разменной монетой в семейной разборке. Пока противоборствующие стороны конфликтуют, стоимость квартиры, по оценкам независимой экспертизы, становится все меньше и меньше. Так что как бы всем участникам этой истории в конечном счете вообще не остаться у разбитого корыта. Что еще хуже, в семейную драму оказался втянут и город. Содержание деревяшки обходится местному бюджету в один миллион рублей ежегодно. Власти вынуждены продолжать отапливать весь дом, несмотря на то, что Клавдия Семенова проживает там одна.

Кроме того, на этом месте по генеральном плану предусмотрено размещение многоуровневого паркинга. Что будет весьма кстати для разрешения автомобильного коллапса, царящего в этом микрорайоне. Но о начале строительства не может даже идти речь, поскольку аварийный дом еще не снесен. И примеров таких заброшенных деревяшек, которые все никак не могут быть стерты с лица земли, в городе хватает. Даже при условии, что у Администрации есть деньги на расселение жителей.

Почему властям так сложно сносить дома-призраки? Промерзающие стены, перебои с водой, щели в окнах, бешеные счета за услуги ЖКХ и еще 33 коммунальных несчастья — типичные условия проживания сургутян в аварийных деревяшках. Казалось бы, люди должны хлопать в ладоши от счастья, когда им предлагают переехать в благоустроенное жилье. Все-таки они получают доступ ко всем благам цивилизации. Да и новые квартиры, как правило, заметно больше по площади тех, в которых люди сейчас живут. Согласитесь, есть разница — либо жить в двушке в 30 с небольшим квадратов, либо в 2 раза больше.

Но есть люди, которых такие условия не устраивают. Понятно, когда речь идет, например, о пенсионерах. В почтенном возрасте бывает крайне сложно решиться на переезд. Им хоть дворец предлагай. Пожилые люди вряд ли смогут реализовать такие планы просто по состоянию здоровья.

«У нас аналогичная ситуация была по 30 лет Победы 12/1. Женщина пожилая жила, у нее три сына взрослых, и в свое время они получили квартиру с учетом вот этой женщины, как члена семьи. Но они ее к себе в квартиру не забрали, и она жила в деревяшке. И вот представляете, мы, чиновники, приходим к ней и говорим, что вам необходимо освободить жилое помещение, а женщина одевает пиджак, и вся грудь у нее в медалях…Как можно себя чувствовать при это? Мы ее не трогали, она просто, как и просила, дожила свой век», — рассказала Елена Абросимова.

Какие мотивы могут двигать людьми, которые отказываются от переселения на условиях Администрации или застройщиков, понять трудно. Конечно, когда речь идет о том, что на месте старой деревяшки будет построен новый дом, жители вполне могут поторговаться с предпринимателями о выкупной стоимости их жилища. Весь вопрос в том, насколько застройщики готовы, чтобы им выкрутили руки.

Несколько лет назад один предприимчивый сургутянин требовал у застройщика трехкомнатную квартиру за свою лачугу в 20 с небольшим квадратных метров. В итоге, по решению суда, был переселен в однушку. Недавно и городская Администрация проявила жесткость в отношении семьи, которая проживала одна в аварийном доме. Чиновники вместе с судебными приставами приехали в деревяшку, погрузили вещи и отвезли их в ту квартиру, которая была им предоставлена.

Конечно, кто-то    может воскликнуть, что все происходящее — негуманно. Простите, но у меня возникает встречный вопрос: а почему мы должны тратить деньги городского бюджета на содержание домов-призраков из-за капризов их обитателей? Можно сходу назвать десятки расходных статей, где эти деньги найдут себе применение с большей пользой. В век капитализма, вообще, еще большая удача, что государство выделяет деньги на снос аварийного жилья. Обитатели американских гетто или бразильских фавелл не дадут соврать.

Дмитрий Завьялов

Обсудить новости вы сможете в нашем телеграм-канале

Подпишитесь и читайте Новости Сургута в ленте Дзен!
Комментарии: 1
ужас просто

# m.semenova@lenta.ru 02.12.2017 13:12:44 0

НАВЕРХ