Жизнь с клеймом «инвалида»: что на самом деле мешает россиянам с ОВЗ стать полноценными членами общества

17:02 04.09.2021 3662 просмотров
А вы смотрели Олимпиаду в Токио? Радовались победам сборной Российского олимпийского комитета? Вот без иронии, рад за наших спортсменов, которые вопреки допинговым скандалам, под информационным прессингом, без гимна и флага завоевали 71 медаль и вырвали пятое место в негласном общем зачете.

А теперь другой вопрос: а вы смотрите паралимпийские игры? Ну те самые, где такие же спортсмены (пусть и с небольшими особенностями здоровья) из той же страны, под тем же нейтральным флагом выступают даже лучше своих коллег (без особенностей здоровья)? Или другой вопрос: а как часто вы видите в кафе, кинотеатре, торговом центре, парке человека, ну допустим, в коляске? Если не видите, это не значит, что таковых нет. По данным Минтруда, в нашей стране более 12 миллионов человек с той или иной инвалидностью. Это в два с лишним раза больше, чем официальное число трудовых мигрантов.

Почему мы вспоминаем о людях с особенностями здоровья от паралимпиады до паралимпиады и может ли наше общество стать по-настоящему инклюзивным? 

В копилке Анастасии Гонтарь уже больше сотни медалей, среди которых теперь есть и паралимпийские — золото и серебро. В детстве сургутянка выступала в обычных соревнованиях по плаванию. После заболевания и операции на позвоночник девушке пришлось заново учиться ходить, и как только уверенно встала на ноги — вернулась в спорт. Настя успевает учиться в университете на врача, общается с друзьями, увлекается фотографией. Ведет обычную жизнь, путь к которой был нелегок.

«Это было очень сложно пережить. Она не могла сгибаться, жить нормальной жизнью не могла. И нам наш профессор говорил: „Настенька, нужно привыкнуть к новой жизни. И вот эту свою железку, которая внутри тебя, нужно полюбить, чтобы ты с ней была в тандеме. Нужно не говорить, что ты там инвалид, ты просто человек, ну немножно с ограниченными возможностями“, — вспоминает мама паралимпийской чемпионки Наталья Гонтарь.

Паралимпийская чемпионка скорее исключение из правил, говорят психологи. Зачастую люди с ограниченными возможностями здоровья с большим трудом интегрируются в общество. 

«Самое страшное для них, что их не замечают. Если говорить о доступной среде, вот эти плитки, которые лежат, это „условно доступная“ среда. А для кого? Где эти люди? С детьми стали говорить о сексе, о супружестве, о наркотиках. Все эти темы поднимаются. А про людей с ОВЗ — нет. Их как будто нет. Есть их матери, их можно увидеть в больнице. Иногда», — обратила внимание психолог Любовь Перлова.

Наталья Майборода — еще один из примеров поговорки «Сам себе не поможешь — никто не поможет». После того, как женщина полностью потеряла зрение из-за работы на опасном производстве, на несколько лет выпала из социума. Не то что бы хотелось. Просто по-другому не получилось. Поддержку в такой ситуации оказали только самые близкие родственники. Сейчас ведет активную общественную деятельность, помогает другим «особенным», играет в шахматы и участвует в спартакиадах. 

«Я считаю, что в этой ситуации люди с ограниченными возможностями все-таки должны сами выходить, так скажем, в люди, развиваться, не ждать, когда их кто-то  за руку поведет», — говорит Наталья.

Жалость, снисходительность, неприятие — все это лишь мешает полноценно жить. При столкновении с такими проявлениями общества многие люди с особенностями здоровья замыкаются в себе, и, как следствие, прекращают попытки внедриться туда, к «нормальным». Оттого и встретить их в магазинах, кинотеатрах, или просто гуляющими на улице практически невозможно. 

— Честно говоря, буквально пару раз за последние пару месяцев. Редко можно встретить. 

— Да, можно встретить. В университете я видела. 

— Нет, нечасто. 
— Давно видели?
— Давно уже не видела.

Подобная проблема, кстати, актуальна не только для нефтяного края, но и для столицы, говорит Марина Кириченко, которая 2 года назад переехала из Москвы. Девушка рассказывает: даже в самом крупном мегаполисе России ситуация схожая. Увидеть действительно доступную среду как в плане обустройства, так и в плане общества, смогла только в Германии. 

«Они в магазин ходят, везде гуляют. Если устали, они могут сесть на эту тележку, у них там сумка кладется. Видела людей, которые на таких специальных трехколесных велосипедах, много здесь таких передвигаются», — рассказывает Марина.

По мнению психологов, переустроить устаревшие советские уклады, где, как известно, «инвалидов не было», получится только на государственном уровне. И речь не только про выплаты денег, льготы, и прочие финансовые меры. 

«Нужна другая социальная политика. Отношение к этим людям. Чтобы дети видели, чтобы окружение видело. И действительно, когда появляется человек, допустим, колясочник, передвигается при помощи кого-то, на него все глазеют. Ну а дети, естественно, показывают пальцем. Потому что у них мозг еще не зрелый. Но все это нужно делать и на уровне государственной политики, и на уровне местных каких-то вещей», — подчеркивает Любовь Перлова.

«Люди с ограниченными возможностями», «люди с особыми потребностями» — они живут за рубежом. Прежде всего — именно люди. А в нашей стране живут инвалиды. «Invalid» — в буквальном переводе с английского «недействительный, недопустимый». 

Почему именно это слово прижилось в нашем языке? Наверно, потому что мы их так воспринимаем. Даже официальный праздник придумали — «День инвалида». А как заставить себя человеку с проблемами здоровья жить полноценной жизнью, когда на государственном уровне тебе недвусмысленно указывают на неполноценность? Такая квази-забота и порождает армию запертых в 4 стенах особенных людей, которых от общества отделяют нечто большее, чем стены. Тут вспоминаются слова Владимира Путина, которые он произнес на совещании с членами правительства в 2019 году.

— Отношение к инвалидам — важнейший показатель зрелости общества, его консолидации и жизнеспособности. Здоровое общество никогда не допустит пренебрежительного отношения к людям, которые нуждаются в поддержке государства.
Подпишитесь и читайте Новости Сургута в ленте Яндекс.Дзен!
НАВЕРХ