Хорошими делами. Какие НКО нужны Сургуту, и что нужно самим некоммерческим организациям для эффективной работы?

19:33 26.01.2018 5453 просмотров

По второму кругу. Губернатор Югры вновь отправилась в турне по муниципалитетам, как 3 года назад. Тогда общение Натальи Комаровой с представителями местной власти и общественностью затягивалось порой до глубокой ночи. И если для глав территорий такие встречи с первым лицом региона — своего рода экзамен на профпригодность, то для жителей — возможность быть услышанными, получить поддержку своим идеям и проектам.

В Сургуте Наталья Комарова немало времени уделила разговору с активистами-общественниками. Привлекать их к решению самых разных проблем и задач — это сегодня федеральный тренд. А начало ему положил Владимир Путин. 7 лет назад он предложил создать в стране новое движение — Общероссийский народный фронт. Тогда многим экспертам и журналистам казалось, что ОНФ станет очередным примером бурной имитации деятельности карманных активистов.

Однако жизнь показала, что многие ошибались. Как бы кто ни относился сегодня к этой организации, нельзя отрицать очевидное: Общероссийский народный фронт стал реальной силой, способной не только на крестовые походы против чиновников. Вот хотя бы пример с решением проблемы нехватки льготных лекарств в Югре. «Практически отсрочек по рецептам уже с июля нет, и на конец года отсроченных рецептов нет. Удалось провести все опережающие торги. Были приняты решения управленческие, логистические, включая запас медикаментов и получение лицензий в отдаленных территориях», — перечислила сопредседатель регионального штаба ОНФ в ХМАО-Югре Лариса Белоцерковцева.

Справедливости ради, надо отметить, что, несмотря на всю масштабность действий, ОНФ сегодня не единственное общественное объединение в округе, способное на большие дела и проекты. Югра берет курс на поддержку НКО — некоммерческих общественных организаций. Для властей это возможность найти серьезных и ответственных партнеров в решении социальных задач. Ну, скажем, в таких как поддержка инвалидов, организация детского отдыха, проведение городских мероприятий.

Конечно, для любого НКО это большая ответственность. Впрочем, подкрепленная хорошим бюджетным рублем. А значит и спрос за качество предоставляемых услуг будет соответствующий. Обязательный пункт программы губернатора практически в каждом муниципалитете — участие в форумах общественного согласия. Они, по сути, являются площадкой для презентации проектов НКО, рассчитывающих на бюджетную поддержку. Однако, далеко не каждая организация, при всей инициативности и активности ее лидера способна действительно предоставить востребованную и главное, качественную услугу жителям. По статистике, в России в год ликвидируется столько некоммерческих организаций, сколько и создается. Куда вымощена дорога сургутских НКО, и что им мешает помогать людям?

Ирина Токарева социальным предпринимательством занимается еще с тех пор, когда о подобном бизнесе не говорили часто, и он не был в моде. Сейчас ситуация изменилась. И государство пришло к пониманию того, что предприниматели могут оказывать социальные услуги не хуже, а может быть, даже лучше, чем оно само. Два года назад Ирина Токарева открыла НКО «Счастье», центр для социально-инклюзивной адаптации особенных детей. «Это очень трудоемкая вещь, и она очень длительная, практически на всю жизнь. И государство понимает, что это учреждениями государственными невозможно сделать, не потому что нет желания и возможностей. НКО — это гибкая очень система, которая способна гораздо быстрее меняться под запрос», — говорит Ирина Токарева.

Некоторое время назад от родителей воспитанников «Счастья» стали звучать предложения о необходимости появления на базе центра аква-реабилитации. И вроде бы, бассейн уже найден. Но договоренности с окружными властями так и не достигнуты. Так что развитие НКО пока тормозят пресловутые бюрократические проволочки. Ситуация с бассейном для «Счастья» — лишь иллюстрация неслаженной работы НКО и властей. То есть, понимание того, что некоммерческие организации важны и нужны, уже есть. А вот практика, как с ними взаимодействовать, еще не до конца сложилась. Возможно, это вопрос времени.

Чиновников, конечно, тоже можно понять. Финансируются НКО в том числе, из окружного бюджета. В этом году на некоммерческие организации было выделено около 2 миллиардов рублей. Деньги большие и ответственность за их распределение не меньшая. Да и роль самих НКО сегодня не занижается. Миссия некоммерческий организации благородная и действительно нужная обществу — создание большего спектра социальных услуг. А главное, конкуренции между их поставщиками, которая рождает качество.

«Мое мнение в том, что это не просто перекладывание, это действительно разумный шаг по более эффективному вкладыванию денег. То есть, в бюджет они вкладывали больше, а мотивации к развитию у бюджетной организации было меньше. Сейчас бюджетные организации никуда не денутся, но они будут вынуждены понимать, что они будут работать в среде, где есть конкуренция, и у получателей теперь есть выбор — пойти к ним или пойти туда», — считает исполнительный директор регионального фонда «Благо Дарю» Полина Лебедева.

В реестре поставщиков социальных услуг автономного округа сегодня состоят 138 организаций, из которых 85 как раз негосударственные. И цифра эта, по заверению властей, должна с каждым годом увеличиваться, как и виды услуг, переданные в НКО. Так, по планам на 2018-й год, югорские некоммерческие организации будут оказывать уже около 50 госуслуг.

И все же, одно НКО другому рознь. Конечно, власти крайне заинтересованы в тех организациях, которые готовы оказывать помощь, скажем, незащищенным слоям населения или людям с ограниченными возможностями. Но ведь жить и развиваться на бюджетные средства хотят и все остальные НКО! Со столь же инициативными и деятельными лидерами, но не столь полезными для людей делами. Вот, например, на прошедшем в Сургуте этапе гражданского форума общественного согласия группа активистов предложила создать в городе «креативный кластер». Современный прообраз центр досуга и творчества. И не абы где, а в самом центре города, на живописном берегу Саймы. И это понятно: креативным людям удобнее творить в комфортном помещении, в атмосфере прекрасного. Желательно, с видом на природу.

«Это мастерские профильные дизайнеров, гончаров, модельеров. Это кафе, кофейни, образовательные классы, школа дизайна для детей, зона релакса и отдыха, зона активного отдыха. В ряде стран поддержка креативных индустрий проводится на правительственном уровне. Мы предлагаем создать креативный кластер северного дизайна в городе Сургуте. Геолокация — полуостровов СурГУ», — с воодушевлением говорят энтузиасты.

Фотостудии, мастерские и кафе — не новый бизнес для Сургута. Именно бизнес. Какое отношение имеют эти заведения к термину «некоммерческая организация», мне пока неясно. Деньги, понятно, нужны всем. И даже НКО не работают в убыток. И тем не менее, в их деятельности идея первостепенна. О прибыли речь не идет. Именно поэтому некоторые активисты работают лишь за «спасибо».

На этой неделе, например, много шума наделал 9-летний мальчик, который ушел из дома в 40-градусный мороз и вовремя не вернулся. Родители забили тревогу. Нашли ребенка волонтеры. Оказывается, в Сургуте существует целая организация добровольцев, которые занимаются поиском пропавших детей. Каждому из членов группы — не больше двадцати. Почему в любую непогоду и при любой занятости они всегда готовы броситься на поиски совершенно чужих детей?

«Если говорить честно, вначале я еще не понимал, чем будет заниматься отряд, когда только предложили. Вроде поиск пропавших детей — на тот момент я даже не знал, что эта проблема есть», — признается руководитель отряда «Поиск пропавших детей» Андрей Аиткулов. В 2015 году 20-летний Андрей Аиткулов, студент-медик из СурГУ, молодой отец, даже не догадывался, что поиск пропавших детей — это актуально для Сургута. Оказалось, ежегодно в УВД поступает несколько десятков заявлений о розыске несовершеннолетних. Статистика не оставила молодого человека равнодушным. Он решил стать добровольцем.

«Начали присоединяться волонтеры, которые поняли что их это касается, они видят себя в помощи — поиске детей, поиске взрослых, ведении профилактических работ», — говорит Андрей Аиткулов. Сейчас в команде Андрея 15 человек. Все они готовы оставить свои личные дела ради поиска, по сути, чужих детей. «Ориентировками занимается один человек. информацией занимается другой, распространением. А мы как основная сила, так сказать», — поясняет систему работы волонтер отряда Валентин Коркишков.

Результат двухлетней деятельности отряда уже дал свои плоды. За это время волонтеры приняли участие более чем в сотне поисковых операций. Многие из которых закончились тем, что добровольцам удалось найти пропавших детей и вернуть их домой. Мобилизовать свои силы заставляет волонтеров не указ сверху, не деньги. А личная убежденность в необходимости своих действий. Это и есть главный мотив добровольцев. А причин, по которым человек готов выйти за пределы собственной зоны комфорта, достаточно. Как правило, это и опыт волонтерства в семье, и желание помочь другим в беде когда-то  пережитой лично.

«Когда у человека реализованы базовые потребности: в еде, у него есть дом, кров, у него есть деньги, то естественным образом возникает потребность в самореализации, быть нужным обществу, самореализоваться в профессии и в своих интересах, к которым человек стремился с детства», — поясняет психолог Елена Зырянова. В последнее время, подчеркивают психологи и социологи, добровольцев в разных сферах становится все больше. Отмечают это и в сургутском отряде по поиску пропавших детей.

«Появилась помощь со стороны других людей — это не обязательно волонтеры нашего отряда, просто граждане, которые видят ориентировку в районе где пропал человек. Сами звонили на номер, который оставлен в ориентировках и говорили, что готовы помочь», — рассказал Андрей Аиткулов. Из группы неравнодушных молодых людей, которые были разрознены, поисковики переросли в настоящую организацию. Сложились определенные правила по поиску и взаимоотношения с полицией. Сегодня молодой запал добровольцев поддерживают и на окружном уровне. При личной встрече Наталья Комарова назвала проект по поиску пропавших детей актуальным и действительно важным для всей страны. 

Мария Лебига, Юлия Балабанова

Подпишитесь и читайте Новости Сургута в ленте Яндекс.Дзен!
НАВЕРХ