Взгляд на COVID изнутри: откровения журналистов СургутИнформ-ТВ

19:19 22.05.2020 7785 просмотров
Никогда не думала, что буду это говорить, но коронавирус добрался и до нас — до телекомпании «СургутИнформ-ТВ». У одной из моих коллег тест на COVID-19 оказался положительным. И вот теперь мы все, затаив дыхание, ждем своих результатов. Мы попали в контактную группу и сдали биоматериал. Странное ощущение, когда вроде бы ты вот уже два месяца рассказываешь с голубого экрана про коронавирус, да что там, на кухне за столом уже нет других тем, но когда сталкиваешься с опасностью лицом к лицу какая-то растерянность и непонимание.

И главный вопрос — как защитить свою семью. Рекомендации эпидемиологов на этот счет выглядят может быть и логично, но не всегда осуществимо. Главное правило — изолируйтесь от всех куда подальше. Мы все так и сделали, но друг для друга в однушке или вот, как у меня в двушке, где двое взрослых теперь потенциальная угроза для ребенка, да и друг для друга тоже — не так-то просто. Не говоря уже об общих помещениях, обходить которые природа так сказать, не позволяет.

Ни с кем не контактировать, ничего не трогать. От постоянной обработки спиртом, мне кажется, у нас уже скоро растворится дверца холодильника и чайник, но дезинфицировать все за собой просто нереально. Поэтому остается надеяться, что даже такому коварному вирусу мы окажемся не по зубам. Хотя, возможно, так было нужно, чтобы мы журналисты тоже через это прошли и увидели ситуацию не со слов чиновников, медиков, официальных лиц, а сами изнутри.

Каково это жить в ожидании теста и какие парадоксы системы нам удалось заметить — впечатления работников СургутИнформ-ТВ.

— До прямого эфира остается восемь минут, я немножко волнуюсь.

Волнение — это пожалуй, то единственное чувство, которое испытал абсолютно каждый из сотрудников редакции за последние несколько дней. Когда статистика инфицированных пополнилась одним из своих, привычная жизнь СТВшников резко изменилась.

«Я обвела глазами все вокруг и подумала, что это просто нереально. Хотелось ругаться матом, хотелось сказать, что я обо всем об этом думаю», — признается обозреватель Анна Кучма.

«В день, когда я узнала, что один из наших коллег сдал тест и результат оказался положительным, реакция конечно была. Не могу сказать, что это была истерика или паника. Руки, ноги потяжелели, голова гудела. Затряслись поджилки. Наконец-то поняла, где они у меня находятся. Состояние полного отупения, потому что не понимаешь, как дальше действовать. Боишься, в первую очередь, не за себя, а за своих детей», — поделилась обозреватель Юлия Балабанова.

Журналист, медик, вахтовик. Профессия контактных с зараженным коронавирусом роли не играет. Порядок действий практически идентичен. Изоляция, мазок на COVID и ожидание результатов.

«У меня взяли мазки изо рта и носа. Это совершенно неприятная процедура. Я себе ее совершенно по-другому представляла. Сначала приехал медик в полной амуниции, взял мазки, а потом приехал специалист и дал подписать бумаги о том, что мне нельзя выходить из дома», — рассказала редактор Мария Лебига.

«Несмотря на тот факт, что большая часть населения переболеет COVID-19, не хотелось бы быть источником вируса для тех, кого ты любишь и ценишь», — добавила Анна Кучма.

В неопределенности каждому, видимо, отведено провести свой отрезок времени. Одним заключение пришло через сутки, другие дожидаются всю неделю. От поликлиники, от тщательности исследования, от чего зависят сроки, пока понять не удалось. Но то, что анализы у всех брали по-разному это факт.

«Сотрудники скорой помощи палочки десятисантиметровые засовывают очень глубоко, в то время как медики из поликлиники едва касаются поверхности ноздри. Как правильно? Я не врач вирусолог, я не знаю», — сказала Анна Кучма.

Штат телекомпании — это почти сотня человек. В течение суток редакции удалось перейти на новый формат работы. Сетка вещания при этом не изменилась, выпуски выходят по графику. Несмотря на все волнения за детей и близких, журналисты в кадре, по-прежнему, улыбаются.

«Время семь вечера. Значит можно выключить компьютер, наконец-то приготовить еды и поесть. Я думала, что работа на удаленке — это попивать чаек на диванчике, редактировать сюжетики спокойно, но нет. Тут воды иногда попить некогда. Как-то это не очень», — отметила Мария Лебига.

Не раньше первого июня. Такой вердикт Роспотребнадзора в отношении большинства контактирующих с инфицированным. До этого времени сотрудникам телекомпании и их семьям запрещено выходить на улицу.

«Прогулки на удаленке выглядят так — на балконе. Свобода», — сказала Мария Лебига.

«Мы на самоизоляции четыре дня, я вижу что у меня уже появились щеки», — отметила Анна Кучма.

Но лишние килограммы во всей этой ситуации кажутся лишь невинным пустяком — состояние, здоровье коллег вот, что сейчас больше всего волнует. Пока инфицированный сотрудник и его ближайшее окружение лечатся дома. Вместе с COVID в двери редакции проникло и нечто большее. Осознание того, как важно в этой ситуации не искать крайнего, а просто быть единой командой СТВ. Большую поддержку редакции оказывают журналисты из других СМИ. За что им отдельное спасибо.
Подпишитесь и читайте Новости Сургута в ленте Яндекс.Дзен!
НАВЕРХ