Выиграли сражение. Мэрии Сургута удалось отстоять в суде интересы дачников в споре с "Газпромом": что дальше?

19:47 02.03.2018 8899 просмотров

И не мечтали! В нашумевшем споре между «Газпромом» и жителями Сургута проиграла корпорация. Буквально накануне в Арбитражном суде Югры был вынесен вердикт, исключающий из единого госреестра сведения об охранной зоне конденсатопровода, куда попали дачные, жилые и производственные участки сургутян. Тысячи людей пока могут вздохнуть спокойно. Пока — потому, что это был только суд первой инстанции. Успокоятся ли на этом юристы «Газпрома», еще не известно. И, тем не менее, уже сейчас своеобразную победу празднуют в Администрации Сургута. Ведь именно с подачи главы города, который решил защитить интересы жителей, и были поданы соответствующие иски. Свое отношение к судебному вердикту он высказал в своем традиционном обращении:

«Уважаемые сургутяне! Арбитражный суд округа удовлетворил требования Администрации Сургута об исключении из Единого государственного реестра недвижимости сведений о зоне минимальных расстояний конденсатопровода „Уренгой-Сургут -1 и 2 нитки“ шириной 5 000 метров. Напомню, что ранее эти сведения были внесены в ЕГРН на основании заявления «Газпром переработки». В результате были приостановлены регистрации объектов недвижимости, расположенных в этой зоне. Это поселок Таежный, дачные кооперативы «Тихий Бор», «Алтай», «Дружба» и другие. Считаю, что суд принял правильное решение, защитив интересы жителей. Теперь горожане на законных основаниях могут зарегистрировать свои права собственности»

Такое подвешенное состояние как бы частной собственности граждан и есть главная проблема, которую пытались решить юристы Администрации. Сотни людей сегодня оказались заложниками некой важной стратегической трубы, о существовании которой еще несколько лет назад может быть даже и не знали. Получали, покупали, например, дачные участки за свои деньги, немало средств и усилий туда вкладывали. При этом были полностью уверены, что государство всегда защитит их частную собственность от любых посягательств.

И вдруг, от имени того же государства, государственная же корпорация посчитала эти права ничтожными. Конечно, имея под этим все необходимые юридические основания. Зона, мол, не просто так охранной называется, а для того, чтобы обезопасить самих же жителей от не дай бог чего-то   такого, что может с ними случиться, если вдруг чего-нибудь   случится с этой пресловутой трубой. Естественно, что в понимании пострадавших граждан это все звучит не иначе, как следующим образом: мы лишим вас кровно заработанного, потому, что это для вас небезопасно!

А такая логика возмущает уже не только тех, кто по незнанию оказался как бы рядом с конденсатопроводом (это около 600 собственников). Это вообще в принципе теперь затрагивает всех. Сегодня им понадобилось очистить 5 километров, завтра окажется (или покажется), что мешает весь Сургут. Именно поэтому само решение Арбитражного суда много значит для жителей нашего региона, где, куда не плюнь, везде могут находиться объекты, зоны или в целом интересы больших корпораций.

Сургутяне не единственные, кто пытается защитить свои права. На подходе точно такие же разбирательства жителей других муниципалитетов. «Можно говорить о прецеденте — это касается будущего судебного разбирательства между Сургутским районом и ПАО  «Газпром». Прежде всего, это дает собственникам возможность реализовать свои права на регистрацию своих объектов недвижимости, находящихся в этой зоне», — отметил депутат Думы Сургута Василий Птицын.

Юристы больших корпораций, увы, вряд ли сдадутся без боя. Им же ведь тоже надо отчитываться перед своими начальниками о том, что на свой хлеб они не просто так зарабатывают. И им, в этом смысле, тоже есть чем похвастаться. 116 человек в Сургуте суды корпорации уже проиграли. По их постройкам вынесено однозначное решение — снести! При этом снести за свой счет, да еще и без всякой компенсации. Время дали, на минуточку, до первого апреля! А почему до первого? А не до 17 марта, например?

Понятно, что никакие волнения накануне главного события года никому не нужны. Но что будет потом? Этим вопросом сегодня действительно следовало бы задаться тем, кто ждет дальнейших судебных решений по подобным делам. А это не только пострадавшие собственники. Но и например, народные избранники — парламентарии практически всех уровней. Накануне они собрались в Сургуте обсудить план действий и возможные выходы из сложившейся ситуации. Депутаты Госдумы Александр Сидоров и Павел Завальный видят его, прежде всего в изменениях на федеральном законодательном уровне. А это, как известно время, и гораздо более длительное, чем, например, сроки до 1 апреля.

Так, что тогда остается делать всем гражданам, которые попали под каток Большой корпорации? Смогут ли они сдержать газовую атаку?

Многодетная семья Егошиных давно мечтала переехать в большой дом. Взяли кредит в банке — больше миллиона рублей, и начали строительство. Но счастливого новоселья так и не произошло. Уже полтора года семья судится с «Газпромом». Дело против корпорации в городской и окружной инстанции проиграно.

«Несмотря на то, что это жилье единственное, несмотря на то, что здесь трое детей маленьких, несмотря на то что мы требовали провести с „Газпромом замеры“, которых нет в экипировке, какое у нас расстояние, никто нас слушать не стал. В итоге судья выносит решение о сносе. И сейчас складывается ситуация, что мы остались без ничего, мы остались без жилья, нам идти некуда», — обреченно говорит Игорь Егошин, член кооператива «Заречный».

Мечты сбываются, но не у всех. Теперь у Егошиных надежда только на Верховный суд. Примеров, когда под жернова крупных корпораций попадают люди, в новейшей истории России немало. Достаточно вспомнить ситуацию с РЖД и «Тюменьэнерго». Там камнем преткновения тоже стали дачные участки. Тогда к чему все эти разговоры о частной собственности, ответственности и, кстати, налогах за нее, когда ты сегодня как бы хозяин, а завтра — никто.

«Жителей города, когда они добросовестно покупали участок, никто не предупреждал о зонах минимальных расстояний, и о том, что строить нельзя. Люди строились, и не все по амнистии, некоторые нормально оформляли в собственность», — подчеркнул депутаты Думы Сургута Виктор Пономарев.

Муниципальная власть, хоть и пытается входить в положение собственников, но ответственность за их судьбу брать не готова. Мол, в период застройки территории не было ни четких норм, ни границ охранных зон, ни соответствующих пометок в Генплане, с нас спрос малый. Кто прав, кто виноват, уже не разберешь. Поэтому, проблема решается скорее по принципу: кто первый занял землю, тот и прав.

В итоге под ударом оказались не только садовые товарищества, но и многоквартирные дома в Таежном и Дорожном. Охранная зона конденсатопровода «Газпром Трансгаз Сургут», а это 5 километров, покрывает практически 30% города. И на этой большой территории, конечно же, происходит пересечение интересов с другими крупными предприятиями. Один из них — сургутский аэропорт. Встает вопрос: кого переносить будем — трубу или взлетную полосу?

«Скажем так, что аэропорт на тот момент уже стоял с 1972 года, поэтому, что должно переноситься — аэропорт или газопровод, вопросов не вызывает. Понятно, что если ты мешаешь всем окружающим, мы все-таки тебя уберем, то же самое, что не будем на город Сургут трошки сдвигать, а проще сдвинуть газопровод», — считает Евгений Дьячков, генеральный директор ОАО «Аэропорт Сургут».

Но ведь намерения-то у корпорации, казалось бы, более чем благие. Все делается ради безопасности людей, ни больше, ни меньше. «Это самый сложный вопрос, потому что найти правовую форму, как допустить нахождение людей в зоне, где подвержено опасности, и при этом гарантировать безопасность людей. Либо как-то   обеспечить безопасность нахождения. Но для этого нужна нормативная база, ни один человек или чиновник, ни в этой компании не возьмут на себя ответственность согласовать нахождение людей — там уголовная ответственность наступает сразу», — говорит Павел Завальный, депутат Государственной Думы РФ.

Вопрос ответственности — главный в этой истории. Взять ее на себя или переложить с больной головы на здоровую — вот нехитрый выбор, перед которым стоят все, чья деятельность так или иначе связана с безопасностью людей. Соблазн снять с себя обязательства обычно побеждает, ведь оснащение того или иного объекта, что называется, по полной программе, до мельчайших нюансов, требует колоссальных затрат. Впрочем, примеры есть. Но в других странах.

«Я, когда смотрю ту же Германию, там вообще вся земля поделена, но там строят газопроводы прямо по огородам, и при этом, во-первых, страхуется газопровод, и говорят — мы гарантируем 100% безопасности от газопровода», — сравнивает депутат.

У нас же практикуется другой способ, зато самый надежный: запретить, заблокировать, закрыть! Не создать безопасные условия для других, а обезопасить себя. Если решения не найти, то ситуация вообще может дойти до абсурда. Ведь если посмотреть, то и в черте Сургута немало объектов соседствуют с линиями электропередач, вышками сотовых операторов и прочими сетями. Так может уже проще город взять и перенести куда-нибудь в тайгу, в болота, чтобы не мешал. Хотя перенесем — потребуются новые сети.

Получается замкнутый круг. Суды отнимают много нервов, но еще больше времени и денег. Модернизация оборудования, наверное, стоит дороже. Стоит ли при таком раскладе надеяться, на то, что корпорация все же уступит человеку? Конечно, для самых богатых корпораций удобно решать проблему, что называется крупными мазками, оперируя нормами техники безопасности. Все ведь просто. Дешевле снизить ответственность за безопасность объектов возле своей трубы с помощью 5-километровой зоны, нежели просто соблюдать технику безопасности. Ведь если все сделано и организовано правильно, то ничего такого страшного и произойти не может?

Но… У нас же привыкли действовать по принципу — лучше все убрать и запретить, как бы чего не вышло. И, если на весах некий стратегический объект, с одной стороны, и интересы граждан — с другой, понятно, что чаще всего перевешивает первое. Другое дело, если речь заходит о каком-нибудь более серьезном оппоненте. Например, о сургутском аэропорте. Тоже ведь объект стратегический. И в данном случае еще неизвестно, кто кому больше должен мешать, кто в чью охранную зону входит и кому придется подвинуться или пойти на компромисс? Далее наши очень уважаемый эксперты — генеральный директор аэропорта Евгений Дьячков и адвокат Вадим Мальцев о подобных проблемах и их решениях.

«Безусловно, это хорошо, что администрация выступила с иском, потому что одному человеку сложно судиться с такой огромной машиной, поскольку процессы арбитражные тянутся очень долго, и любой нормальный юрист. если встречается с непрофессионалом, может даже по формальным признакам либо выиграть, либо перенести заседание. То есть, нарушение неких процессуальных норм, которые обычному человеку просто неизвестны, а „Газпром“ имеет все основания. У них, наверное, это не единственный процесс, поэтому на одну чашу весов ставить просто частника и «Газпром», будет неправильно. Конечно, мы зашли очень далеко в судебной инстанции. Если честно, мне кажется, признать свою ошибку, что были допущены понятийные какие-то разногласия, и отыграть все назад должен все-таки «Газпром». Ведь это показывает ум и силу большой организации — когда она умеет признавать свои ошибки. Но, к сожалению, у нас бывает так, что никто не хочет признавать свои ошибки. Гораздо проще довести дело до маразма, до суда, чтобы потом говорить — «ну это суд решил, не я». Я думаю, что когда до руководства большого «Газпрома» дойдет и они поймут абсурдность ситуации, что один из городов, наверное один из самых крупных, которые являются столицами нефтегазодобычи, стал заложником этой ситуации, я думаю, что после вмешательства точки над i все будут расставлены. Пока мы видим, на мой взгляд, отстаивание чести мундира, причем, понимая о том, что мундир уже запятнан, и запятнан, собственно, по вине местных управленцев, которые в свое время, может, не подумали, либо неправильно информировали в понятийных вопросах. Большую машину возглавляют очень адекватные люди, и как правило, такие люди, почему они возглавляют такие большие корпорации — потому что они умеют принимать правильные решения, нестандартные, мудрые. Никогда, кстати, не оглядываясь на то, что «а правильно ли я поступил?». Есть люди, которые принимают решения. Я думаю, что господин Миллер в этой ситуации, когда в том или ином виде она дойдет ну хотя бы до его советников, там будет быстрое решение принятое, правильно», — обозначил свою позицию Евгений Дьячков.

Что, по сути, означает следующее. Правильные и адекватные решения могут приняты только, что называется, в ручном режиме. Если же до одного далеко, а до другого высоко, будем иметь ту картину, которую и имели. В недавнем послании Президент Владимир Путин еще раз акцентировал: в приоритетах у нашего государства, прежде всего, забота о людях и их благосостоянии. Вот только интерпретировать этот тезис, граждане обычные и те, что с благосостоянием, будут по-своему. У кого при этом оказывается меньше шансов на то, чтобы мечты сбывались? Точно знает наш следующий эксперт.

«Граждане трактуют декларативные нормы Конституции с той позиции, которая им важна сейчас, сохранить за собой право на жилище. Но нельзя забывать о том, что Конституция ставит приоритетом обеспечение безопасности граждан, и соответственно этому, раз безопасность для людей важнее, тем более если это носит массовый коллективный характер, то обеспечение безопасности намного в большем оправдывает госполитику. Вот такие правовые позиции решения, потому что вынесены они в целях правильных итоговых, разумных, чтобы у этих же граждан не было рисков попасть под техногенную или иную катастрофичную ситуацию. Здесь у граждан не идет речь о том чтобы сломать систему, речь идет о том, чтобы в правильном смысле защитить свои интересы. Конечно, у них в этом случае не происходит борьбы с госсистемой и публичным интересами ни в коем случае. Здесь необходимо понимание, что безопасность, обеспечиваемая государством в виде таких норм права, она действительно важнее, чем интерес частного лица. Так было всегда, у нас в законодательстве исторически существует и первична защита общих интересов, нежели защита одного частного интереса, вплоть до реквизиции имущества в пользу государства», — прокомментировал адвокат Вадим Мальцев.

Юлия Шадевская

Обсудить новости вы сможете в нашем телеграм-канале

Подпишитесь и читайте Новости Сургута в ленте Дзен!
НАВЕРХ