В страну пустят отказников. Как адаптировать реабилитированных "миграционной амнистией"

19:12 18.10.2021 8095 просмотров
Мы можем прощать. Особенно, когда нам это выгодно. На этой неделе в стране объявили так называемую миграционную амнистию. Касается она 158 тысяч жителей Узбекистана, которым прежде был запрещен въезд на территорию России. Теперь — когда рабочих рук на стройках и в коммуналке катастрофически не хватает — ограничения сняты.

А еще недавно наше МВД совместно с Узбекистаном решило запустить проект, по которому местные будущие трудовые мигранты смогут оформить разрешения на работу еще до въезда в Россию. Событие не такое эффектное, как снятие ограничений с почти 160 тысяч отказников, но хорошо показывающее настроение государства к трудовым мигрантам в целом.

Пандемия лишний раз опровергла тезис о том, что гастарбайтеры (дословно с немецкого — гости-работники) забирают наши рабочие места. Как-то не шибко пошли граждане России на места приезжих из Средней Азии. Сколько парков, скверов, домов, дорог не были закончены в срок, потому что работать было некому — не подсчитать. 

И сейчас, когда настигает очередная волна и на горизонте вновь закрытие границ, реабилитировать еще вчера неугодных и упрощать легализацию новоприбывающим — логичное решение. Успеть по максимуму насытить рынок труда, пока не грянул новый локдаун.

Во время, когда поток мигрантов может хоть ненадолго резко увеличиться, важно создавать условия для адаптации приезжих на местах. Как на уровне муниципалитета можно решать проблемы мигрантов и избегать повышения напряженности по национальному вопросу?

Стоят вдоль дорог в ожидании хоть какой-то работы. И в дождь, и в снег по обочинам этой дороги трудовые мигранты ждут очередного мимолетного работодателя. Однако по сравнению с тем, что ждет их на родине, такой образ жизни не так уж плох.

Последние места в экономических рейтингах, нестабильность, безработица. В такой обстановке живут те, кого по прибытии в Россию называют гастарбайтер. 

«Я получаю зарплату в 590 самани (прим. около 3 700 рублей). Иногда приходится брать деньги в долг на работе, авансом с зарплаты. Жизнь тяжелая. Жена иногда бурчит на меня, ругается», — поделился житель Таджикистана Рустам.

Социализировать тех, кто прибыл в нашу страну в поисках лучшей жизни, задача важная и сложная. Уже второй год в Сургутском районе, благодаря грантам из казны муниципалитета, работает центр «Пилигрим», где оказывают правовую помощь мигрантам. Чтобы легально трудиться в России без постоянного страха быть депортированным, необходимо преодолеть цепь бюрократических коридоров. А при постоянно меняющемся законодательстве легко даже невольно стать нарушителем.

«Хотелось бы думать, что это и наша заслуга. В правовой сфере стало меньше какие-то нарушений среди мигрантов, меньше преступлений. Я считаю, что наша деятельность на это довольно таки значительно повлияла», — отметил руководитель центра по вопросам миграции «Пилигрим» Роман Сафаралеев.

В том числе благодаря опыту создания центра помощи мигрантов администрация Сургутского района стала одним из победителей окружного конкурса «Лидеры в сфере государственной национальной политики». В Ханты-Мансийске муниципалитет представлял Алексей Савенков.

«Рассказали о нашей практике комнат мира, практике „телефон доверия“, где у нас меню на 7 языках, практике центра помощи мигрантам «Пилигрим». И, в том числе, о запущенном в рамках субсидии, полученной из бюджета Сургутского района, мобильном приложении «Мигрант 2.0», где можно получить информацию, в том числе мигрантам, работодателям, принимающей стороне», — пояснил заместитель главы Сургутского района Алексей Савенков.

Информационным наполнением «Мигрант 2.0» занимались специалисты «Пилигрима». Как говорят авторы путеводителя для приезжих, сейчас они ищут новых разработчиков, которые улучшат приложение.

«Приложение нужно дорабатывать, его нужно обновлять, его нужно развивать и так далее. То есть, должны современные реалии в нем реализовываться. Трудно угнаться за техническим прогрессом. Миграционные процессы, они живые. И законодательство быстро меняется», — подчеркнул руководитель центра по вопросам миграции «Пилигрим» Роман Сафаралеев.

Еще одна проблема мигрантов — языковой барьер. Причем наиболее значима она для женщин.

«Мигрант уехал на разведку, как они выражаются, поработал — все, можно жене сюда приезжать. Здесь он уже социализируется, проходит все вот эти процессы бессознательно, скажем так. Жена приезжает, она по-русски порой в магазине не может объясниться», — отметил Роман Сафаралеев.

Чтобы и жены, ведущие хозяйства, могли изъяснятся вне дома, в Сургутском районе организуют курсы русского языка. Например, почти два года назад постигать основы великого и могучего начали в Нижнесортымском.

«Два самых главных инструмента в нашей работе — это общая история и русский язык. Вот эти инструменты мы и должны использовать. Поэтому эта практика, понятное дело мы о ней рассказали, она существует, будет существовать, мы будем продолжать ее», — говорит Алексей Савенков.

И работу эту трудно переоценить. Пандемия лишний раз доказала, что без рабочих рук из соседних государств в нынешней экономической ситуации не обойтись. И лучше, чтобы эти руки трудились в легальном поле и остались частью нашего социума, а не были бы выброшены на теневой рынок.
Подпишитесь и читайте Новости Сургута в ленте Яндекс.Дзен!
НАВЕРХ