В мэрии Сургута раскрыли планы по борьбе с вандалами

15:03 04.12.2022 5750 просмотров

Штраф, исправительные работы или арест. Такие санкции грозят тем, кого поймали за совершенный акт вандализма. О мерах ответственности за это правонарушение напоминает городское УМВД. И напоминает не просто так — поводов у нас в городе для этого хватает.

Только этим летом и осенью неизвестные и пока не установленные злоумышленники (привет системе «Безопасный город») испортили несколько автобусных остановок. Под горячие шаловливые руки попадали трансформаторные подстанции, детские площадки, светящиеся кольца в сквере Дворца Торжеств и даже новая набережная в парке «за Саймой». 

В городе на вандалов объявили, можно сказать, охоту. Их разыскивают по камерам видеонаблюдения, подключили полицейских. Если виновных установят, им может грозить штраф до 40 тысяч рублей, обязательные или исправительные работы, а то и вовсе арест или лишение свободы до трех лет (наказание зависит от суммы ущерба). При этом ответственность могут понести не только взрослые, но и подростки с 14 лет. 

Но это, опять же, борьба не с причиной, а со следствием проблемы. Откуда у людей появляется стремление изрисовать или сломать что-то общественное? Куда уходят корни вандализма? 

В Сургуте за последние полгода всё чаще в заголовках новостей стало мелькать слово «вандализм». С чем это связано? В мэрии заявляют: как спрос рождает предложение, так и новые городские пространства привлекают все больше хулиганов. 

«Возможно, это связано с тем, что объектов стало больше за последние 3 года. Это детские, спортивные площадки, которые притягивают к себе внимание. Жители города ими пользуются. Ну а кто-то ими пользуется не по назначению», — говорит заместитель директора МКУ «Лесопарковое хозяйство» Ирина Николаенко.

Только за лесопарковым хозяйством сургутской администрации закреплено свыше 50 зелёных зон: их содержат, убирают, где надо — чинят конструкции и оттирают граффити. Из-за вандалов это приходится делать чуть ли не ежедневно. 

«Из последнего: всем понравившиеся светящиеся качели в сквере за Дворцом торжеств. За два года эксплуатации их регулярно исписывают. Практически каждую неделю проводим работы по оттирке. За два года эксплуатации они уже стали серенькие из-за химии», — отметила заместитель директора МКУ «Лесопарковое хозяйство» Ирина Николаенко.

Все работы по ремонту городских скверов и парков оплачиваются из бюджета. Но в последний год от хулиганов начали страдать и еще неготовые, недостроенные объекты — новая набережная в парке «За Саймой» тому пример. 

«На улице Республики порвали сетку волейбольную, оторвали резиновые покрытия со спортинвентаря. Сломали на набережной в экопарке „За Саймой“ места для зарядки устройств, что-то выдрали, отломали. Постоянно что-то происходит. Многое разрисовывают», — рассказал начальник технического отдела МКУ «УКС» Андрей Арменчу.

Объекты, которые ещё де-юре даже не получили официальный статус, город отремонтировать не может. В инцидентах с «незавершенкой» все расходы на себя берёт подрядчик. Опять же, если сам того захочет и пойдет навстречу властям. 

«В таких случаях прорабатываем с подрядными организациями. Чаще всего подрядчик идет навстречу, так как заинтересован в своей репутации и дальнейшей работе в городе. Потому что все организации немаленькие, имеют текущую репутацию и работают на перспективу», — говорит Андрей Арменчу.

Не стоит забывать и об остановочных павильонах, которые курирует дирекция дорожно-транспортного и жилищно-коммунального комплекса. Истории про вандализм на сургутских остановках дошли даже до губернатора Югры Натальи Комаровой.

«Хочу попросить сургутян стараться все-таки по-хозяйски относиться к общегородскому имуществу. Остановочки-то, скажу я вам, внушают тревогу, их состояние», — обратила внимание губернатор ХМАО-Югры Наталья Комарова.

И это, вероятно, стало последней каплей для городских властей: сейчас разные департаменты администрации Сургута готовят заявления в полицию — вандалов, которые портят городское имущество, собираются наказать по закону. 

«Конечно, мы не намерены это так оставлять! Акты вандализма мы фиксируем. Выезжает комиссия от управления капитального строительства, выезжает начальник отдела капитального ремонта, главные специалисты. Они под акт фиксируют на фото, записывают все данные. После того, как материалы собраны, мы, совместно с юридической службой, направляем в правоохранительные органы заявление, чтобы найти виновного и привлечь его к ответственности», — подчеркнул Андрей Арменчу.

Параллельно в мэрии рассматривают возможность установки камер в «старых» парках. В новых зеленых зонах системы видеонаблюдения предусмотрены по контракту. При этом в администрации не испытывают особых иллюзий по поводу того, что смогут легко найти и наказать виновных. Варвары предпочитают действовать исподтишка и не светить своим лицом перед камерами. 

«ЕДДС их отсматривает, фиксирует правонарушение, там также колоссальный объем работы. Это занимает немало времени. Позже уже данные отдают в УВД, чтобы там попробовали опознать лицо, проверили маршрут человека, чтобы его опознать. Это все не так легко», — пояснил начальник технического отдела МКУ «УКС» Андрей Арменчу.

Видеокамеры, штрафы — все это должно умерить пыл сургутских хулиганов. Но проблема лежит несколько глубже, уже вне рамок полномочий мэрии или других органов власти. По мнению психолога Елены Зыряновой, вандалами становятся подростки, которые не смогли соответствовать высоким ожиданиям родителей. 

«Самое простое, что он может показать этому миру, включая родителей, учителей, окружающих людей, общество, что „я могу сотворить что-то такое уникальное, на что неспособны другие“. Самое простое — выцарапать на скамейке какую-нибудь нецензурную брань», — говорит психолог Елена Зырянова.

Проще говоря, вандализм возникает из-за недополученной родительской любви, отсутствие признания уникальности ребенка. Что-то сломать, выразить протест — это, вопреки расхожему мнению в обществе, не про политику или противопоставление себя миру, а отчаянная попытка обратить на себя внимание самых близких людей. 

«Вандал — это несчастный человек, которого просто не любили. Или любили, но не уточнили, как он хотел, чтобы его любили. Иногда мы любим, но так, как нам хочется. Например, «я люблю, беру ремень, и наказываю в угол, я хочу, чтобы ты вписался в нормы общества, и если ты меня послушаешь и впишешься, то я, как родитель, буду спокоен», — резюмировала Елена Зырянова.

И пока администрация Сургута начала бороться со следствием проблемы, родителям детей и подростков стоит призадуматься: а кто же тогда должен бороться с причиной? 

Подпишитесь и читайте Новости Сургута в ленте Дзен и в нашем телеграм-канале!
НАВЕРХ