Кадры решают всё! Как превратить заключённого в квалифицированного сотрудника и зачем за колючей проволокой проводят конкурсы профмастерства?

20:15 23.12.2016 Общество 1416 просмотров

    Самый масштабный за всю историю! Через 3 года в стране ожидается настоящий кадровый голод. Об этом заявляют эксперты министерства труда и социальной защиты. Цифры, которые они приводят, впечатляют — к 2020 году потенциальных работников в России станет почти на 3,5 миллиона меньше, чем сегодня. И дело не только в количественных показателях. Речь, в первую очередь, о компетентных, высококвалифицированных работниках. Их-то и не досчитается промышленный сектор и сельское хозяйство. Похоже, что в Минтруда в появившиеся в последние годы программы по воспитанию в стране инженерно-технических кадров верят как-то  не особо. Хотя, справедливости ради, надо отметить — не обязательно быть экспертом в этой области, чтобы спрогнозировать нечто подобное. Дефицит хороших специалистов уже не первый год ощущают все без исключения предприятия — и сфера услуг, и нефтяники, и СМИ. И рассчитывать на то, что в ближайшие несколько лет их на всех хватит, не приходится. В сургутских градообразующих предприятиях эту тенденцию заметили давно, поэтому сотрудников для себя начинают готовить в специализированных классах ещё со школьной скамьи.

    Ну а бизнесу поменьше предлагаются другие варианты подбора персонала. Например, с недавних пор в сургутских колониях проводят конкурсы профмастерства и ярмарки вакансий. На них работодатели выбирают для своих предприятий будущих специалистов, после чего остается только подождать, пока заключенные выйдут на свободу. Кто кому больше нужен — заключённые бизнесу или бизнес заключённым? И каковы перспективы такого сотрудничества?

    Чехлы для стульев, зимние робы и другие швейные изделия. Все эти вещи сделаны руками бывших заключенных. Около года назад Юрий Артёменко, руководитель некоммерческой организации, взял в аренду помещение и открыл в нем небольшое ателье. Фирма работает неофициально, а значит, заказы поступают только от друзей. Заработанных денег едва хватает на оплату аренды. Расширить производство и нанять больше освободившихся из колоний, признается сургутянин, не получается. В окружном гранте на закупку оборудования ему отказали, а своих средств хватило лишь на несколько швейных машин.

     «Эта проблема, на самом деле, касается всех. Трудоустройство даже обычного гражданина, имеющего профессию, стаж, — сложно ему устроиться хотя бы на достойную зарплату. А для граждан, освободившихся из мест лишения своды, это вдвойне сложно. Их не берут на работу, им не доверяют, у них зачастую нет образования, нет профессии», — рассказал руководитель НКО»Белый медведь» Юрий Артёменко.

    О сложившейся ситуации на рынке труда для тех, кто вышел из мест не столь отдаленных, прекрасно знают и в администрации колоний. Возможно, поэтому зоны сегодня все больше напоминают не исправительные, а образовательные учреждения. Список профессий, предлагаемых заключенным, можно смело сравнить с каким-нибудь крупным колледжем. Кроме среднего и профессионального образования осужденные, при желании, могут даже покинуть пределы колонии и обучиться современным специальностям в сургутском промышленном колледже. Разумеется, добираются они туда и садятся за парты исключительно под конвоем. Ну а уже в самих колониях для новоиспеченных специалистов устраивают конкурсы профмастерства и ярмарки вакансий. Так сказать, чтобы приглашенные работодатели смогли приглядеться к потенциальным работникам.

     «Это дает возможность, во-первых, с потенциальными, будущими работниками познакомиться, выбрать работников. И сориентироваться, какие требования у работодателей, — другая сторона. У нас есть такие позитивные примеры, когда работодатель себе на ярмарках, на конкурсах профмастерства отбирает тех или иных работников и ждет, когда они освободятся», — пояснила директор сургутского центра занятости населения Ирина Мочалова.

    Не только теория, но и практика. С теми возможностями, которые сегодня созданы, можно смело предположить, что за колючей проволокой есть условия для взращивания квалифицированных специалистов. К примеру, в сургутской 11 колонии несколько цехов: швейный, дерево- и металлообрабатывающий, даже собственное СТО и пекарня. Вот только из полутора тысяч людей, находящихся там, работать изъявили желание лишь 200. Остальные предпочитают просто отсиживать свой срок в камерах.

     «В большинстве случаев у нас не освобождаются без профессии. Хоть как мы, может быть, даже уговорами, что вы обязаны все равно получить профессию. Многие просто бездействуют. Грубо говоря, они привыкли, что они здесь находятся, им оформляются все документы, паспорт обязательно, дополнительные, как правило, все теряют», — рассказала инспектор группы социальной защиты осужденных ФКУ ИК-11 Светлана Васюк.

    Результат такой активности заключенных, как говорится, налицо. За 2016 год в сургутскую службу занятости обратилось чуть больше 80 человек. Причем лишь небольшая часть из них — в поисках работы. Остальные — за материальной помощью или документами. Но даже при таких низких показателях спрос на труд бывших зэков, конечно же, есть. Любому бизнесу нужны специалисты, а когда человек еще только освободился, он будет согласен даже на небольшую заработную плату.

     «Иногда работодатель готов понести какие-то расходы и предоставить, скажем, подъемные какие-то для того, чтобы человек сейчас немножко адаптировался. Даже предоставляют какое-то жилье на первое время. Когда данные работники адаптировавшись, в среднем, 3-6 месяцев, и уходят от данных работодателей, скорее всего, те затраты, которые они понесли, они отражаются на заработной плате. То есть, высокую заработную плату работодатель не предлагает», — пояснила Ирина Мочалова.

    Вот она — обратная сторона медали. Несмотря на все приложенные усилия контингент остается трудным и рискованным сам по себе. Поработал человек максимум полгода на свободе, а дальше либо попытаться найти другую, более оплачиваемую, работу, либо обратно в тюрьму. Так сказать, осваивать другие, возможно, более востребованные специальности.

    Впрочем, какую бы профессию, каменщика или плотника, заключенный не изучал, главным, наверное, всегда остается одно — занять себя каким-нибудь делом. Так время летит быстрее. Находясь в заключении, о далеком будущем и карьерном росте вряд ли кто-то  задумывается — мысли более приземленные. Выстругал табуретку — глядишь, и день прошел. Осталось еще каких-то 1823.

Сергей Зотов

Подпишитесь и читайте Новости Сургута в ленте Яндекс.Дзен!
НАВЕРХ