Архитектурный диссонанс. Почему в Сургуте элитные коттеджи соседствуют с балками и сколько семей, живущих в ветхих домах, скоро отметят новоселье?

18:57 07.10.2016 Общество 5341 просмотров

    Жилищно-коммунальная интрига года! Успеет ли городская администрация до конца декабря освоить 400 миллионов рублей на переселение людей из аварийного жилья? Этот транш из округа пришел совсем недавно, и, казалось бы, чиновникам нужно хлопать в ладоши от радости.

    На такую сумму можно купить почти 200 квартир, и тогда жители старых деревяшек, расположенных в разных частях города, наконец-то смогут воспользоваться всеми современными благами цивилизации. Но для выполнения столь благородной миссии местным чиновникам необходимо найти около 50 миллионов рублей в городском бюджете, это требуют условия программы софинансирования. А кроме того, успеть разыграть все аукционы по покупке квартир, иначе деньги просто вернутся в региональную казну.

— 400 впереди. Вот эти 400 впереди мы ожидаем. Заявки уже подготовлены, — отметила начальник отдела организации управления и ликвидации ветхого жилья администрации Сургута Елена Абросимова.

— Ожидаем, а они пришли?

— Они вроде как вот уже пришли на бумаге, еще не пришли, но они должны быть. Их же пообещали дать, значит, они будут. В крайнем случае, мы заявку сформировали, мы должны приобрести 180 квартир.

— Но вы высказали обеспокоенность. В чем она заключается?

— Обеспокоенность в том, что деньги придут поздно, аукционы состоятся поздно, и квартиры придут не раньше апреля-мая 2017 года.

— Но их обратно не придется возвращать?

— Если состоятся аукционы, то, конечно, не придется возвращать. Аукционы в этом году должны пройти.

— Это обязательное условие?

— Обязательное. В этом году.

    При условии, что все закончится хэппи-эндом, сургутская администрация в этом году потратит больше миллиарда рублей на переселение людей из аварийного жилья и балков. Сумма звучит впечатляюще. Но надо признаться, что в последнее время муниципалитет привык к таким дотациям из округа. По статистике, с 2011 года количество трущоб в Сургуте сократилось практически вдвое. Но вот парадокс. По официальной информации получается, что город уверенно движется к светлому будущему, энергично снося балки и хибары. Но с другой стороны, среднестатическому сургутянину все эти усилия администрации не очень заметны. Даже в центральной части города продолжают оставаться пятна, где находятся все эти развалюхи. Особенно контрастно они смотрятся на фоне газпромовских офисных свечек и высоток комфорт-класса. И такое чувство, что там они останутся навечно, несмотря на всю инвестиционную привлекательность земельных участков.

    Так почему у сургутян возникает этот когнитивный диссонанс и когда оставшиеся массивы балков и аварийного жилья пойдут под снос?

— А когда, вам сказали, снесут?

— В 2017 году.

— А раньше другие сроки называли?

— Да, то тогда-то, то тогда-то.

    Назвать эти покосившиеся конструкции домами, если честно, язык не поворачивается. Но несколько семей проживает в них уже порядка 30 лет. Когда-то они были построены как временное жилье. Но годы идут, а в судьбе обитателей этих хибар ничего не меняется. Хотя находятся они практически в центре города, на одном из берегов Саймы. Местные чиновники прекрасно знают об их существовании, но ничего сделать не могут. Очередь есть очередь. У муниципалитета вообще в приоритетах расселение аварийных домов, а не бесхозных строений.

    Вот, смотрите, например, есть парк «За Саймой», вот рядом с ним несколько пятен. Хорошо бы их убрать и тогда решить проблему в центре ядра города. Уже не видеть эти балки и начать благоустройство, — сказала Елена Абросимова.

— Есть такие приоритеты? Что лучше начат -ь центр зачищать, а потом уже дальше вот эти периферийные зоны?

— Нет, таких нет.

— Почему? А хотелось бы?

— Хотелось бы, хотелось бы — денег не хватает, поэтому в первую очередь это аварийность, а потом уже все остальное.

    Дома сносятся в основном за счет денег югорской казны и софинансирования из местного бюджета. Такой способ таит в себе несколько проблемных мест. Поступившие средства могут быть попросту не освоены администрацией. К примеру, так было несколько лет назад, когда город не смог договориться с застройщиками и выкупной стоимости квадратного метра и вернул обратно в округ порядка 700 миллионов рублей. Ну а людям в списках на расселение пришлось перенести сроки по сносу домов. Да и сумма финансирования — величина непостоянная. Сейчас гарантированно на ближайшие 3 года югорская казна готова выделять только по 400 с небольшим миллионов рублей. И список очередников сверстан исходя из этих показателей.

     «Когда мы планировали, составляли план сноса, мы планировали переселять порядка 100 семей в год, это была самая маленькая цифра. Вот мы как раз ориентировались на тот бюджет, который может быть, но если бюджет увеличивается из года в год, то мы, конечно, сможем реализовать именно в те сроки, которые мы установили», — пояснила начальник отдела организации управления и ликвидации ветхого жилья ДГХ администрации г. Сургута Елена Абросимова.

    Конечно пытаются местные власти использовать и внебюджетные источники для решения проблемы переселения. В последние годы в администрации все чаще используют механизм, так называемого, обременения застройщиков. Понравившийся земельный участок отдают с аукциона строительной компании. Взамен предприятие обязуется расселить ветхий жилфонд на этой территории. Такой способ, конечно, дает свои плоды. Благодаря вторичной застройке снесена часть старых деревяшек в микрорайонах «Строитель» и «Нефтяник». Но здесь, в первую очередь, все зависит от планов и финансовой состоятельности самого бизнеса.

    В свое время эта перспективная территория между улицами Мелик-Карамова и Обской была передана одному из застройщиков. Компания, как и планировала, освободила стройплощадку от балков, а после возвела коттеджный поселок, прозванный в народе «Долиной нищих». Во всей этой истории есть только один минус. Там, где закончились интересы строителей, закончилось и переселение. Не попавшие в границы застройки несколько хибар так и остались дожидаться лучших времен. На фоне коттеджей сургутской аристократии выглядит это, конечно, очень чужеродно.

    Существуют у такого способа сноса трущоб и другие минусы. Все земли, интересующие застройщиков, и на которых стоят балки, уже распределены. Составляют они не больше 10 процентов от общего числа тех, где необходимо провести переселение. Но даже в этом случае нет стопроцентной гарантии того, что застройщик выполнит условия соглашения. Строительная фирма, в первую очередь, рассчитывает на получение прибыли, а вопросы социальной ответственности в этом случае отходят на второй план. Конечно, в случае невыполнения обязательств администрация имеет возможность разорвать контракт. Но все это требует времени.

     «Как и в любом бизнесе, существуют риски. Да, в соответствии с договорами, если застройщик в установленные договором сроки не выполняет свои обязательства, то к нему применяются штрафные санкции предусмотренные договором. Если он и после этого не выполняет свои обязательства, то администрация в соответствии с условиями договора расторгает данный контракт и передает другому застройщику. Это бизнес», — прокомментировал депутат думы Сургута, исполнительный директор ассоциации строительных компаний Сургута и Сургутского района Богдан Гужва.

    В итоге получается, что во всей этой истории с переселением слишком много переменных, поэтому сроки окончательной ликвидации сургутских трущоб постоянно переносятся. Теперь, например, чиновники говорят о 2024 годе. Хотя не исключено, что все в очередной раз может измениться. Эксперты говорят, не за горами попадание в список аварийных домов и панельных многоэтажек первых массовых серий, а это будет новая глава в программах переселения людей из ветхого жилья, которую властям и обитателям старых домов еще предстоит написать.

Сергей Зотов

Подпишитесь и читайте Новости Сургута в ленте Яндекс.Дзен!
НАВЕРХ