О выживших в спецпоселках Севера

16:24 30.10.2012 Общество 3438 просмотров

    Сегодня в России вспоминают жертв политических репрессий. Среди современных сургутян немногие знают, что в 30-е годы, только по официальным данным, 9 тысяч переселенцев было сослано в Сургут и Сургутский район. Например, в 1932 году чуть ли не половина населения здесь были – ссыльные люди. Практически около каждого села тогда появился лагерь спецпереселенцев. Репрессированные люди жили без паспортов, и вообще каких-либо прав. Их задача была — работать на благо Родины. Так государство решало проблему освоения северных территорий.

    Валентина Мельникова достала с дальней полки семейную реликвию — этот половик единственное, что осталось от той страшной и голодной жизни ссыльной семьи Мельниковых, более 20 человек из их семьи в 1930 году раскулачили и выслали из-под Омска в Сургутский район Остяко-Вогульского округа. За что — до сих пор пытается понять Валентина Яковлевна. «Нашу семью выслали ни за что. Мама все время говорила — кого-то надо было выслать, им надо было выполнить работу, выслать кулаков, бабушке нашей приписали, что она кулачка, бабушка все время говорила, что мы не знаем, за кого страдали», — вспоминает спецпереселенец Валентина Мельникова.

    Дорогу на Север Валентина Яковлевна помнит по рассказам матери, ей самой тогда было несколько месяцев. Около 50 семей шли сначала обозом, потом по реке, зимой, практически раздетые, больных и умерших охрана заставляла бросать по дороге. «Когда выселяли, не давали ничего брать с собой, что одели на себя — в том и ходите. Мама все жалела — у них же были пуховые шали, все было, я, говорит, одну только одела на себя», — рассказала Валентина Мельникова.

    Эту партию ссыльных выгрузили с баржи недалеко от села Локосово. Там переселенцы построили свой поселок, Нагорный. Таких спецпоселений- «спутников» в 1930 году по всему округу появилось больше 50. Около Лямино – Песчаный, около Тундрино – Высокий мыс. Банное, Озерное, Островное. Покидать спецпоселения ссыльным было запрещено, а сбежать никто и не пытался – куда деться без документов, да посреди тайги. Оставалось только вкалывать за продуктовый паек. «Река течет и оттуда никуда не убежать, там один лес и болота. На берег повыкидывали лопаты, топоры и все. Мужики первым делом стали землянки рыть, потому что их выселили осенью, а впереди была зима, и жили в землянке по несколько семей, чтобы выжить. Плюс к этому голод», — поделился своими воспоминаниями Павел Акимов, председатель общественной организации жертв политических репрессий «Наша память».

    Работая в Леспромхозе и на рыбных промыслах с 1930 года ссыльные поднимали и осваивали Север. Очень многие семьи привезены с Поволжья и Каспия – в Югру ссылали тех, кто имел опыт промышленного рыболовства. Никто толком не знает, сколько народу не смогло пережить первые годы ссылки. Сохранились данные только за 1932 год. Число переселенцев в Сургутском районе почти 9 тысяч человек. «По рассказам матери, в первую зиму умерло очень много стариков и детей. Поэтому количество 9 тысяч человек — это не реально. В Югру сослано более 30 тысяч человек», — заявил Павел Акимов.

    В Сургуте поселок спецпереселенцев тоже появился в 1930 году. Сейчас это район между Черным Мысом и микрорайоном «Геологов». Здесь тогда поселили примерно 500 человек. Три улицы — Народная, сейчас Мелик-Карамова, Болотная теперь это Федорова и Набережная, ныне Нагорная, это и был поселок спецпереселенцев под Сургутом. Он тянулся примерно от нынешнего КСК «Геолог» и до самого Рыбокомбината. Коренные сургутяне жили тогда в районе нынешнего «Энергетика». И вот эти два поселения – местных и приезжих ссыльных — сейчас даже трудно представить такое, соединяла тогда только тропинка через глухую тайгу. Ну а на месте поселка спецпереселенцев и сейчас стоят дома.

    Анфиза Соколова всю жизнь прожила на Черном Мысу. Ее семью тоже репрессировали в 1930, дед отказался идти в колхоз и всех выслали на Север, Анфизе тогда было два года. Голодная зима 1933-1934 годов, расстрелы с 1937 по 1939, война, когда мужчин в работе заменяли дети – все это Анфиза Яковлевна помнит сама или по рассказам. Молдаване, украинцы, калмыки, поляки – вторая волна поселенцев прибыла уже в войну. И, кстати, можно сказать тогда и была заложена полиэтничность будущего Сургута. Жили всем скопом, говорит Анфиса Матвеевна. Хорошо, если на семью было целых полкомнаты. И никого не спрашивал, можно ли подселить соседей.

    Только на рубеже 40-х и 50-х годов государство признало за сосланными в Сибирь обычные человеческие права. Людям начали выдавать паспорта, разрешили строить дома за границей поселений, кто-то          вернулся на родину. Но очень многие за эти трудные годы душой прикипели к Сургуту и остались здесь. Около 700 сегодняшних жителей Сургута – прямые потомки спецпереселенцев, сосланных в 30-е годы для освоения Сибири.

Автор: Дина Биглова

Подпишитесь и читайте Новости Сургута в ленте Яндекс.Дзен!
НАВЕРХ