Защитить самое дорогое. На что готовы сургутяне ради собственной безопасности?

20:10 10.11.2017 Общество 4253 просмотров
Фото: архив СургутИнформ-ТВ

Уже дело привычное. Самое обсуждаемое событие на этой неделе, которое не оставило в стороне ни одного жителя города и взорвало социальные сети — это, безусловно, эвакуация крупных торговых центров. Очередная. Вторая за полтора месяца. Правда, в отличие от предыдущей, сентябрьской, нынешняя прошла не в выходной, а в будний день днем. Зато в какой — 7 ноября, день столетия революции. Специально или нет злоумышленники подбирали дату, остается только догадываться. Очевидно одно: и тогда, и сейчас им удалось заставить о себе говорить, и получилось взбудоражить общественность.

«По крайней мере, на сегодняшний момент все, что связано с телефонным терроризмом, уже прокатилось по России. Спецслужбы принимают все меры, чтобы найти этих преступников. Второе — сделать так, чтобы население как можно меньше испытывало неудобств. К сожалению, этого не получается, потому что спецслужбы обязаны проверять каждый сигнал. Эвакуация населения объекта, какого-то мероприятия — это обязательное решение, эвакуация будет проводиться постоянно, жители должны быть готовы. Хотя, конечно, это вызывает определенные, мягко говоря, неудобства. Жизнь у человека одна, и лучше эвакуироваться из магазина, чем потом потерять жизнь, свою или своих близких», — прокомментировал президент ассоциации ветеранов подразделения «Альфа» Сергей Гончаров.

С этими словами президента ассоциации ветеранов спецподразделения «Альфа» не поспоришь. В случае с телефонными террористами всегда лучше перестраховаться. Связанные с этим неудобства — ничто по сравнению с возможными рисками и жертвами. Мы это прекрасно понимаем.

Мы не понимаем другого. Кто эти злоумышленники, которые уже не в первый раз выводят из колеи жизнь многих российских городов? Правоохранительные органы молчат, как будто ничего не происходит. Тем самым, создается пространство для воображения. А оно у нас, россиян и сургутян, в частности, развито дай боже.

«Именно поэтому появляются досужие домыслы и фентезийные предположения, слухи, сплетни. Это как раз то, что является как бы правильным ответом на события, связанные с угрозами, шантажом, агрессивными выпадами. И поэтому мы дождались того ответа, который был запланирован на эти события», — поясняет профессор СурГПУ, доктор психологических наук Людмила Шибаева.

Если во время сентябрьской волны массовых эвакуаций телефонные шутники, они же террористы, добились своих целей, зачем снова решили угрожать безопасности российских городов и сообщать о якобы заложенных бомбах? Само собой, все это провокация. Террористы, к сожалению или к счастью, заранее ответственность за возможные теракты на себя не берут. И тем не менее, почему кто-то   играет с силовиками и с нами в кошки-мышки?

«Без паники, сохраняйте спокойствие!», — стандартные фразы звучат из громкоговорителей при эвакуации. Никакой давки, столпотворения или агрессии. Со стороны даже кажется, что это никакая не экстренная ситуация, а учения, пусть даже по своим условиям максимально приближенные к реальности. Это была уже не первая попытка посеять чувство тревоги и беззащитности перед мифическими телефонными террористами, их безнаказанностью и всесильем.

Все происходящее — дым без огня. Экшн опять не получился. Но когда кто-то   с завидным упорством заказывает шоу снова и снова, это уже начинает нервировать. Снимать раздражение мы предпочитаем проверенным способом — обвиняя во всем власть. Тем более, что она представлена вполне реальными людьми. А вот нарушители нашего спокойствия — персонажи почти что мифические, без имени, IP-адреса и даже номера телефона. Очень удобная позиция — из укрытия дискредитировать оппонентов и дать шанс «диванным войскам» пойти в наступление.

«Это идет специально полная дискриминация органов власти и силовых структур в том числе — охватить в таком объеме, чтобы эвакуировать все школы, все торговые центры. Я не знаю, какой город и какая страна может позволить, чтобы так, как в Сургуте экстренно все эвакуировались, но я видел, как это происходило — достаточно качественно, быстро все отработали», — прокомментировал председатель региональной общественной организации инвалидов и ветеранов локальных войн «Содружество» Эдуард Логинов.

Когда в голове только страхи и раздражение, паникеры, как правило, не задумываются о том, сколько реальных преступлений предотвратили силовики. Как и о том, что вообще-то злоумышленники о своих черных планах обычно не предупреждают ни людей, ни, тем более, органы правопорядка. Впрочем в ситуации, когда социальные сети взрываются от новостей о грозящих угрозах, телефонных террористах и эвакуациях, рационально мыслить и адекватно оценивать ситуацию способны немногие. Большинство горожан просто рвется в гущу обсуждений мнимых и реальных опасностей. В мессенджеры или даже в реал. Ну, например, чтобы сделать селфи на месте событий.

«Есть такое направление — психология повседневности, где изучается то, как откликаются люди на те или иные события. И дело в том, что всегда сообществу не хватает каких-то небудничных событий и они, конечно, должны стать предметом обсуждения», — говорит Людмила Шибаева.

И все же, зловещие шутники в определенной степени своей цели достигают. В обществе, так или иначе, нарастает напряженность. Когда тебя эвакуируют из кинозала во время самой напряженной сцены или просят покинуть ресторан, когда официант, наконец, принес заказ, невольно начинаешь раздражаться. Когда слишком много вокруг разговоров о безопасности, невольно начинаешь задумываться о возможных рисках. На это, похоже, и рассчитывают создатели новых технологий по дестабилизации общества.

 — Сургут можно назвать такой, спальный город. Мне очень нравится здесь жить. — А вот после последних всех эвакуаций многочисленных не стало ли страшно?

 — Вот когда была перестрелка, помните, это было 19 августа, запомнила эту дату, конечно. Да, было страшновато, но несколько дней.

 — Мне кажется, это как-то   запугивают народ.

 — В полной безопасности, я думаю, себя никто не ощущает.

Кто создал технологию телефонного терроризма и кто ею сейчас пользуется, об этом мы вряд ли узнаем. Как и реальные цели, коих добиваются зачинщики беспорядков. Не исключено, что вся эта система работает на то, чтобы переключить население с неких острых социально-бытовых и экономических проблем на куда более горячие темы.

Оно и понятно: занимаясь своими повседневными делами, проводя время в торговых центрах или кинотеатрах, мы не думаем о том, что что-то   должно произойти. И когда это что-то   происходит, это выбивает нас из колеи и привычного ритма. И вот уже мы все мыслим только об этой экстраординарной ситуации, и ни о чем больше.

Возможно, при повторении таких экстраординарных событий, мы уже перестанем воспринимать их, как нечто из ряда вон выходящее. Конечно, поддаваться панике нет никакого смысла. Но и относиться к зловещим сообщениям о бомбах как к шутке — чревато. Это как в притче про мальчика, который любил ради забавы пугать соседей волками, а когда хищники действительно напали, его попросту подняли на смех. Одним словом, в подобных ситуациях, сколько бы раз они не повторялись, нам пока ничего не остается, как действовать по инструкции и соблюдать спокойствие.

Борьба с телефонными террористами, кибертеррористами и террористами обыкновенными — это, конечно, занятие силовиков и спецслужб. И под борьбой мы понимаем, прежде всего, работу, связанную с предотвращением появления любых угроз. Уверены — работа эта ведется, и ведется профессионально, поскольку мы, обычные горожане, о ней не знаем. На то они и спецслужбы, чтобы действовать тихо и четко. Именно поэтому, когда что-то   выходит из-под контроля, мы начинаем задумываться: а готовы ли они, власти и силовики, к экстраординарным ситуациям?

Нет, нам, конечно, заявляют после зловещих сообщений — мол, проверили с собаками все школы и торговые центры. Только вот сколько должно быть этих собак, чтобы они за день обнюхали столько сотен тысяч квадратных метров? Да, все-таки лучше думать, что силовики работают на опережение и все созданные меры защиты эффективны, а не просто создают иллюзию безопасности. Речь, например, про металлоискатели. С недавних пор ни одно общественное мероприятие не проходит без их присутствия — закон.

«Любые мероприятия общественные — в любом случае будут ставиться рамки металлоискателя, это закон. Второе — их охрана обеспечивается сотрудниками полиции и Росгвардией. И, повторяю, если получен сигнал о том, что на мероприятии, на каком-то там объекте заложена бомба или готовится теракт, в любом случае, сотрудники спецслужб будут действовать одинаково», — подчеркнул Сергей Гончаров.

Увы, для успокоения самых нервных среди нас этого мало. После так называемой, сургутской резни, многие родители, например, стали требовать устанавливать рамки в школах. Мол, тогда точно ни один злоумышленник не проскользнет. Правда безопасность — удовольствие не дешевое. И в бюджете города нет денег на то, чтобы оборудовать соцобъекты подобными устройствами.

А готовы ли мы сами что-то   делать ради собственной безопасности и безопасности наших детей, или в этом вопросе привыкли перекладывать ответственность на других?

-Нужно ли в школах устанавливать металлоискатели?

 — Нужно, потому что там охрана, мне кажется, вообще спит сидит. Кто хочет — тот заходит. Надо охрану в первую очередь проверять на профпригодность вообще, потому что это дети, это здание должно быть в первую очередь защищено.

 — Сейчас пошла такая молодежь, что неизвестно, что принесут в школу.

— А вот вы готовы были бы скидываться на эти металлоискатели?

— Думаю, да, потому что это, в первую очередь, безопасность детей.

— Ну а сколько вы готовы были бы дать — 500 рублей, 5 тысяч?

-Так хватило бы и 100 рублей.

 — Если кто-то   что-то   захочет совершить, он совершит и зайдет, и это не будет преградой. Наверное, бессмысленно ставить.

 — Это же безопасность, прежде всего. Поэтому какие-то предметы, которые не должны находиться у детей в школе они не будут там находиться.

— В бюджете денег нет и родителям предлагают самим скинуться на эти металлоискатели. Вы бы согласились?

 — Нет, потому что пусть это делает государство, оно должно думать о нашей безопасности. Конечно, прежде мы, но опять же живем по средствам так сказать.

-А дети-то ваши?

 — Дети, я понимаю, наши — я тогда ребенка в школу не буду водить, я сам его научу.

 — Ну как-то   и государство должно же предусматривать, оно тоже должно об этом думать — о безопасности школьников.

— Ну это же ваши дети?

 — Ну это понятно, но также и государство должно заботиться о наших детях.

 — Ребенок ходит у меня в 6 класс, они в этом возрасте еще не такие ответственные. Ребенок какой-то может пронести какое-то оружие — они могут не сказать учителю, могут принять это за шутк, а на самом деле может случиться очень серьезная ситуация. Было бы дороговато для родителей, вот если бы могла администрация половину помочь, а половину собрали с родителей.

 — В пределах 5 тысяч вложить могу — мой ребенок же, безопасность моего ребенка.

— А если больше надо было бы вложить?

 — Ну, я бы подумала.

-То есть, уже не важна безопасность?

 — Важно, но от количества денег тоже зависит, если их неоткуда изыскать, будем надеяться на охранника.

 — Если родители помогают в покупке металлоискателей, то школа, администрация должна помочь в чем-то   другом, а не так, что этот металлоискатель полностью лег на шею родителей.

 — Это же безопасность ваших детей?

— Но школа-то не частная, не наша же — она государственная. Что-то же должно быть взаимное.

Мария Лебига, Александр Садовский, Анастасия Аладинская

Подпишитесь и читайте Новости Сургута в ленте Яндекс.Дзен!
НАВЕРХ