Разные семьи, но похожие судьбы— о ветеранах, живущих в Сургутском районе

17:30 09.05.2020 7354 просмотров
Мемориал в посёлке Белый Яр. В Сургутском районе он один из самых крупных памятников подвигу советского народа. Но на самом деле, масштаб здесь неважен. Монументальная стелла или же просто гранитная доска с именами павших для жителей поселений — сакральные места. С первых дней войны муниципалитет, в то время часть Тобольского округа Уральской области РСФСР, буквально жил для фронта. В тылу для обеспечения армии продовольствием работали 70 колхозов и 3 рыбозавода. С июля 1942 район стал принимать эвакуированных из Ленинграда. Вчерашние блокадники уже после войны поднимали и строили отдалённые поселения, такие как Локосово и Лямина.

К сожалению, большинства героев, фронтовых и тыловых, уже нет с нами. В течение этого года журналисты СТВ навещали ветеранов, которые сегодня живут в Сургутском районе. Пусть некоторые из них в годы войны трудились или ушли на фронт из других уголков Советского союза, но от этого их истории не менее ценны. Ведь, как известно, 9 мая 45-го случилась общая Победа. Одна на всех.

Любовь Нефёдова из посёлка Белый Яр встретила начало Великой Отечественной 13-летней девочкой. Уже в 15 Любу призвали на фронт медсестрой.

«Я с малых лет уже в армии, как меня забрали. И все, прокантузилась», — вспоминает Любовь Нефедова.

Ранение не помешало вернуться в строй. В армии Любовь Ефимовна прослужила до 1948 года и ушла в запас в звании лейтенанта. В то время, когда медсестра Люба спасала раненых в боях, на полях колхозов по всему Советскому Союзу несли вахту труженики тыла. В колхозе «Коминтерн» Казахской АССР работала Саша Козлова. Сегодня Александра Андреевна живёт в Фёдоровском вместе с дочерью.

«В 43 меня с бригады забрали, дояркой поставили. Некому было. Сказали: «Пойдёшь дояркою?» Ну, а куда деваться? Пойду. Мне 15-ый год был уже», — говорит Александра Козлова.

В Костромской губернии, в маленькой деревушке Медведица с 11 лет работала Валя Хатова. Всех мужчин, кто мог держать оружие, с первых дней войны забрали на фронт, вспоминает Валентина Васильевна. Трудились старики, женщины и дети.

«Мы все отдавали. Почему-то у нас раньше такое было, чтобы лучше туда — отдать солдатам, чтобы они были живы и вернулись домой с миром. Брали с поля перемороженную картошку, которая осталась на зиму, не успевал колхоз. Вот ее собирали и с травой ее соединяли», — делится воспоминаниями Валентина Хатова.

Не озлобились, не затаили обиду на весь мир труженики тыла. Наоборот, лишения и постоянный голод лишь закалили характер и, казалось бы невероятно, сделали добрее.

«То время голода сделало их такими отзывчивыми в отношении того, что обязательно надо человека накормить. Ни за что не отпустят, пока не накормят, чтобы они не были голодными. И с собой дадут», — отметила Елена Бурыгина, дочь Валентины Хатовой.

Война коснулась каждого. Даже самые молодые свидетели того времени вспоминают годы войны со слезами на глазах. Отца забрали на фронт, домой он больше не вернулся. Старший брат сбежал на войну, вернулся тяжелораненым, но живым. Самому Толе Бурикову в 41-ом было 4 года. Сегодня Анатолий Алексеевич — поэт и художник-самоучка из Фёдоровского, прошагавший по стройкам магистральных нефте- и газопроводов половину Союза. Но первые годы жизни застыли в памяти ребёнка войны, как его картины на холстах.

«Голод. В 45 году, на 45 год осенью заболел и целый год провалялся в больнице, два года во втором классе сидел. Крупозное воспаление лёгких. Выкарабкался, выжил. Вытянула нас мать», — говорит Анатолий Буриков.

Голодные, но хоть с каким-то пропитанием, выживали труженики тыла. В блокадном Ленинграде миллионы людей были рады и кусочку хлеба в день. Северная столица, оккупированная врагом, стала малой родиной для Валентины Жуковой.

«Война, бомбёжки, беготня. Прятаться. Кушать нечего было. Ели столярный клей какой-то. Мать разводила его. Вот ели это. Когда я сильно ревела или плакала, приходили соседи, успокаивали», — вспоминает Валентина Жукова.

По «дороге жизни» Валентину Жукову вместе с мамой вывезли из оцепления. На пароходе отправили на Север. Семья сошла в Локосово, где Валентина Сергеевна живёт до сих пор. Вот только старший брат не дожил до спасения, умер в блокадном Ленинграде.

«Звучало предупреждение. Тревога. Он её водил, ему 6 лет было, ей три года, он её водил в бомбоубежище. Он постарше был. Наверное, где-то  лишний кусочек ей давал. Маленькая, она плакала. И он от голода умер», — поведала Вера Владимирова, дочь Валентины Жуковой.

Разные семьи, достаток и быт, но очень похожие судьбы. Их вместе через расстояния сплела в один узел Великая Отечественная. А уже после войны всех связало и место жительства — Сургутский район.
Подпишитесь и читайте Новости Сургута в ленте Яндекс.Дзен!
НАВЕРХ