Крик души. Жительница Мариуполя о том, как пришлось бежать, чтобы выжить

20:09 24.05.2022 3020 просмотров

Ранение, жизнь в бомбоубежище и постоянные обстрелы. Эти ужасы до сих пор с содроганием вспоминает жительница Мариуполя. Больше месяца ей и ее семье приходилось не жить — выживать. Помощь пришла не от правительства страны, гражданкой которой пока является пенсионерка. Помогали российские военные и волонтеры. Сегодня женщина с дочкой и внучкой в Сургуте. Последние пару месяцев в Мариуполе вспоминает со слезами.

«Ужас, такой ужас, что это не передать ни словами, ни эмоциями — это просто надо пережить. И дай бог, чтобы никто не переживал», — говорит женщина.

Ужас. В это слово Татьяна Васильевна вкладывает боль, страх и злость на тех, кто оставил ее без дома. Жительница Мариуполя вспоминает: обстрелы со стороны украинский военных начались в середине апреля.

 — До 13 апреля были дома, терпели это все страшное. Все это через нас все с «Азовстали» летело на город, мы недалеко от «Азовстали», через речку жили, — рассказывает Татьяна Васильевна.

 — Летело с «Азовстали» — имеете ввиду, со стороны украинских военных?

 — Со стороны украинских военных. Люди рассказывали, как отстреливали людей.

 — Солдаты Украины?

 — Да, ВСУ.

 — В мирных людей?

 — В мирных людей.

 — А за что?

 — А просто так.

На вопрос «за что» ответа нет. Татьяна Васильевна всю жизнь жила в Мариуполе. Уже будучи на пенсии, работала на станции скорой помощи. О том, что придется бежать, чтобы выжить, конечно, никогда и предположить не могла. Когда начались обстрелы, Татьяна Васильевна с дочкой, внучкой и мужем укрывались в своем собственном доме. Но через некоторое время он перестал быть крепостью и защитой. Женщину ранило прямо там, дома. Здание разрушилось. Семья решила уйти в бомбоубежище. 

 — В ногу, в двух местах, — говорит она.

 — Осколочное?

 — Да, осколочное. Стекла повылетали, летнюю кухню разбило, короче, ужас. Напротив нас садик с бомбоубежищем, и мы ушли туда. Соседи уже давно там были. Сидели до последнего. Давай обрабатывать ногу, первая рана начала подживать, месяц заживала. Второй осколок, мне дочь так и говорила — у тебя с другой стороны ноги осколок точно, через месяц нога начала гнить.

Помогли соседи и народная медицина. Искать врачей в городе было просто опасно. Как и выходить на улицу. Пули и снаряды практически круглосуточно летали над головой.

«Трупы валялись по улице, мирных жителей просто-напросто. С „Азовстали“ соседей моих молодых убили, 35 лет, Оля Гусак и Виталик Мазур погибли на глазах у нас, вот, бежали домой. Мы успели заскочить в бомбоубежище, вышли домой — согреть водички и кушать приготовить, и они выбежали. Я говорю, не выходите, Оля, стрелять начали. А они выбежали, и их прямо возле дома…два метра не добежали до калитки. Полголовы у парня нет. Полголовы…», — плача, вспоминает Татьяна Васильевна.

Хоронили под пулями. Без обстрелов не проходил ни один день. И в таких условиях нужно было бороться за жизнь. Ни света, ни связи, ни воды. Спустя некоторое время поступила российская гуманитарная помощь.

«Крупы, мука, все было. Спасибо, конечно. Потому что нас бросил мэр нашего города, Зеленский наш… не хочу говорить по-другому. Я на него вообще смотреть не могу», — Татьяна Васильевна не скрывает своих чувств.

Сегодня Татьяна Васильевна вместе с дочкой и внучкой в безопасности в Сургуте, здесь живут родственники. Супруг выехать не смог из-за болезни. Женщина намерена вывезти его из Мариуполя и вернуться обратно в Сургут. Здесь она планирует поменять паспорт с трезубцем на паспорт с двуглавым орлом. Гражданкой Украины беженка из Мариуполя быть не хочет категорически.

«Мы решили здесь оставаться, я уже больше туда не поеду. А как можно быть гражданкой Украины? Я уже просто не могу. Это крик души. Все», — будто подводит итог всему пережитому она. 

Подпишитесь и читайте Новости Сургута в ленте Яндекс.Дзен и в нашем телеграм-канале!
НАВЕРХ