Из дома только на порог. В Сургутском районе ветеран войны живет в бараке

20:32 11.03.2020 3264 просмотров
Труженик тыла живёт в бараке. Ветеран Великой Отечественной Зинаида Пономаренко всё своё детство отдала работе на благо фронту. Работала в поле, на оборонном заводе в Оренбургской области. 15 лет назад она переехала в посёлок Барсово. Сейчас Зинаида Михайловна проживает в аварийном доме, построенном более 40 лет назад.

Из дома максимум на порог. Спина в последний год подводит, не походишь особо по скользким улицам, сетует Зинаида Пономаренко. Но и в своём доме ветеран Великой Отечественной не чувствует себя в безопасности.

«А тут надо тихонько наступать. Тут всё провалилось, они ковёр забили, чтобы ковёр не отодрался. Говорят: „А то ты, мам, наступишь, поломаешь себе чего“, — рассказывает ветеран Великой Отечественной Войны, труженик тыла Зинаида Пономаренко.

В сколоченном из чего придётся более 40 лет назад строении, Зинаида Михайловна живёт уже 15 лет. По весне талая вода подтапливает кухню, по стенам трещины. Сказать, что пол и потолок ходят ходуном, значит сделать им комплимент.

— Вам не страшно здесь жить?

— Да ладно… Войну выжила. Господи, думаю, сынок. Войну выжила, теперь уж сколько бог дал. Главное, чтобы не было войны.

В 9 лет, когда началась Великая Отечественная, жительница небольшой деревушки в Оренбургской области начала работать. На колхозных полях с такими же детьми собирала пшеницу и рожь. Потом мешки будущего хлеба на обозах везли за несколько вёрст на переработку. Всё для фронта. Но как было удержаться маленькой голодной девочке и не взять хоть горсточку зёрен и не засыпать в портянку.

— Если портянку ослабить, побольше положить, лапоть потеряется. Нельзя это делать. Вот приходишь, сынок, вот так на тряпочку разуваешься. Глядишь, ложку зерна принесла. Это забыть разве можно?

— А если бы кто-нибудь  узнал про это, вас бы посадили?

— Запросто! Запросто! Даже ни суда — ничего. Просто приезжает машина, сажает и всё, потому что я же украла зерно-то.

На фронте погиб отец и четверо его братьев. Горевать было некогда — работа от зари до зари. Чуть подросшую Зину в последний год войны забрали в город Медногорск на завод. 13-летняя девочка трудилась у станка и вытачивала детали для подводных лодок. Там же труженик тыла и проработала до пенсии. Там же встретила будущего мужа, родила двоих сыновей. Один из них умер не дожив и до 15 лет. Второй прошёл через афганскую войну, с ранениями, но вернулся. Через несколько лет супруга забрала страшная болезнь — рак желудка.

«Семь месяцев колола его наркотиками, сколько могла держала, и ушёл он. Потом маму взяла. А когда маму, последнюю, схоронила, делать нечего там», — делится Зинаида Пономаренко.

В 2005 переехала на север, поближе к сыну, внучке и правнукам. Жить с родственниками Зинаида Михайловна не хочет принципиально. Зачем им обузой быть, лучше самой — потихоньку, да в гости их звать. А приходят часто, признаётся ветеран. Периодически латают разваливающееся жилище. Вот к лету, когда потеплеет, полы укрепить думают. Получить квартиру, хоть какую-нибудь, уже не надеется.

«Квартиру не обещают. Говорят, не положено», — поясняет Зинаида Пономаренко.

Ветеран Великой Отечественной сегодня — обширное понятие, где есть свои категории. Зинаида Михайловна в той, которой жильё за федеральные деньги не положено. По муниципальной же программе переселения из аварийного фонда, квартиру труженику тыла ждать ещё почти 3 года. Расселить аварийный барак по очереди власти Сургутского района намерены в 2022 году.
Подпишитесь и читайте Новости Сургута в ленте Яндекс.Дзен!
НАВЕРХ